домой 18 ноября 20:39

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Комитеты и Комиссии

Финансовый форум «Финансово-банковская система России и реальная экономика»

24 марта

Открыл Финансовый форум Президент РСПП Шохин Александр Николаевич. В своем вступительном слове он сказал следующее.

В 2017 г. исполняется ровно десять лет, когда РСПП в рамках «Недели российского бизнеса» ежегодно стал проводить Финансовый форум. За это время российская финансово-банковская система прошла финансовый кризис, посткризисное восстановление, санкции, рецессию и новое восстановление. В настоящее время она переживает сложный период. Можно говорить о западных санкциях, слабой диверсификации российской экономики, недоступности субъектов экономики к рынкам долгосрочного фондирования и многих других проблемах. В этой связи правительство и Банк России предпринимают комплекс различных мер, чтобы поддержать развитие своей национальной финансово-банковской системы. Так, рекапитализация крупнейших российских банков за счет средств бюджета и Банка России предотвратила развитие системного банковского кризиса, а реализация мер монетарной, фискальной и макропруденциальной политик создали необходимые условия для обеспечения и поддержания в экономике финансовой стабильности.

Макроэкономический анализ показывает, что в 2017 г. наметились ростки восстановления российской экономики, с минус 3,7% в 2015 г. до минус 0,2% в 2016 г. Причем эти ростки восстановления экономики наметились в условиях снижения кредитной активности банков. За 2016 г. объем совокупного банковского кредитования уменьшился на 5,3 п.п. В начале 2017 г. кредитная активность банков также продолжала снижаться. Встает закономерный вопрос, столь разноплановая динамика обусловлена слишком жесткими нормативными требованиями регулятора к кредитным организациям, или она обусловлена «жадностью» банков, требующих от заемщиков слишком высоких процентов и качественных залогов, или «боязнью» предприятий корпоративного сектора привлекать долговое финансирование в условиях неопределенностей и волатильности обменного курса рубля, низкой рентабельности бизнеса и перспектив роста налоговой нагрузки на бизнес?

Финансовому оздоровлению организаций корпоративного сектора, восстановлению кредитной активности банков и росту кредитоспособности производительных предприятий могут способствовать меры по углублению и расширению фондового рынка, финансовой инфраструктуры и национального долгового рынка. Их развитие позволит снизить уровень процентных ставок по долговому финансированию, более эффективно распределять имеющиеся в экономике ресурсы в пользу более рентабельных и конкурентоспособных производств и сделать российский бизнес более прозрачным и ответственным. Все это может способствовать выходу массовых розничных инвесторов на этот рынок и формирование в стране рынка долгосрочного капитала. В стране необходимо развитие коллективных инвесторов (индивидуальных пенсионных накоплений), системы расчетов посредством создания расчетных (клиринговых) центров для расчетов долговыми ценными бумагами. Это позволит быстро разблокировать кредитный канал трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики, оживив тем самым инвестиционный и потребительский спрос в экономике. Одновременно такой механизм через рынок долговых обязательств корпоративного сектора и коллективных инвесторов будут периодически вовлекать в хозяйственный оборот избыточные банковские ресурсы и средства домашних хозяйств, перераспределяя их между организациями государственного и частного бизнеса – лидерами экономического роста. В заключении президент РСПП пожелал плодотворной работы участникам Финансового форума, на двух секциях которого должны быть выработаны конкретные предложения по обеспечения в российской экономике финансовой стабильности, низкой инфляции, повышению кредитной активности банков и создания условий для долгосрочного и устойчивого экономического роста в РФ.

Секция 1. Финансово-банковская система России: проблемы, рынки и регулирование

Модератор: Мурычев Александр Васильевич – Исполнительный вице-президент РСПП

Мурычев А.В.: 2016 г. стал годом, когда в российской экономике произошло реальное падение физических объемов банковского кредитования. Что происходит на банковском рынке? Отзыв банковских лицензий бесконечный (более 100), а где был превентивный банковский надзор? Отзыв лицензии у Татфондбанка, крупнейшего в республике, в нем были счета почти 40% предприятий. В республике идут волнения, появились уже даже политические лозунги. В чем суть проблем? Какие нужны изменения в регулировании, чтобы нормализовать ситуацию, чтобы не появлялись дыры в капитале банков в 100 млрд. руб. и более? Чем обусловлено то обстоятельство, что коммерческие банки, стремясь снизить кредитные риски, ограничивают предложение кредита и завышают требования к потенциальным заемщикам, повышая тем самым проценты и комиссии за кредит? Что может способствовать большему предложению банковских кредитов без снижения для бизнеса и домашних хозяйств качества стандартов кредитования?

Аксаков А.Г., Президент Ассоциации региональных банков России, Председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку. Этот вопрос, как он отметил, одновременно простой и сложный. Первый заместитель Председателя Банка России Тулин Д.В. лучше может на него ответить, он лучше знает, что происходит в крупных и средних банках. В прошлом году у кредитных организаций было отозвано 112 лицензий – 93 принудительно, и еще 19 – сами ушли с рынка. Полагаю, что у этого явления имеется несколько причин:

  1. главная – модель банковского бизнеса осталась прежней;
  2. макроэкономика. Стагнация в экономике выявляет ошибки в модели бизнеса. Чем дольше будет длится стагнация в экономике, тем больше будет отзывов лицензий, тем больше банков будет уходить с рынка.

 

Модель бизнеса, когда банк главным образом кредитует бизнес собственников, ошибочна, и регулирование не решит данную проблему.

В прошлом году законодатели вносили и рассматривают несколько законов и законопроектов, которые сделают рынок более прозрачным.

− в 1-м чтении принят законопроект о пропорциональном регулировании. Он отвечает потребностями банковского сообщества в снижении регулятивной нагрузки на банки с базовой лицензией. По сложившейся практике к 3-му чтению депутаты рассмотрят и нормативные акты Банка России, детализирующие данный законопроект. Предполагается, что для банков с базовой лицензией будет снижено число обязательных нормативов примерно в 2 раза, а также уменьшено число и других регулятивных требований.

− профильный комитет поддержал законопроект о создании Фонда консолидации банковского сектора. Комитет полагает, что Банку России надо продумать вопрос о выделении группы банков, которые проводят обоснованную политику, но в силу макроэкономических проблем столкнулись с трудностями. Данной группе банков надо оказать поддержку, а не заставлять их наращивать резервы за счет прибыли. Банк России мог бы их подобрать и помочь восстановить бизнес. Это предстоит прописать в обсуждаемом законопроекте.

− платежная система «МИР». Федеральное собрание одобрило плавный переход на использование карт данной системы, прежде всего в бюджетной сфере.

− закон о работе центрального банка с банками через личный кабинет. Это должно способствовать сокращению бумажного документооборота и переходу на электронный документооборот. Применение данного закона позволит существенно снизить издержки банков.

− закон, позволяющий банкам не регистрировать (созывать общее собрание акционеров и т.п.) по новой Устав при открытии/закрытии своих структурных подразделений.

2016 г. был очень тяжелым для банковского сектора, объем кредитных портфелей сократился почти на 3 трлн. руб. Хотя по итогам года совокупная прибыль сектора выросла, но пока сектор находится в состоянии стагнации.

Тосунян Г.А., Президент Ассоциации российских банков: Думаю, что тезис – плохая ситуация в макроэкономике создает проблемы в банковском секторе, надо перевернуть. То, что происходит в банковском секторе, влияет на макроэкономику. Надо задуматься о том, что в настоящее время развитие российской экономики более чем на 50% происходит за счет привлечения собственных средств предприятий, а на кредиты приходится только 6-7% всех инвестиций. В 2016 г. происходило заметное сжатие кредитной системы. Несколько негативных тенденций это усиливали:

  1. изменения в регулировании, а именно выделение разными ведомствами уполномоченных банков, резко сократило число банков, которые могут работать с бюджетными средствами, гарантиями, средствами, направляемыми на субсидирование процентных ставок, или оказывать определенные виды услуг;
  2. постоянный отзыв лицензий и предложение ввести «базовую» лицензию – это негативный сигнал рынку. Какой сигнал получает рынок? Очень простой: в банковской системе появляются банки с «генеральной» лицензией и все остальные банки. И какой «счастливец» будет нести деньги в «остальные» банки? Ясно, что никто не пойдет в такие банки. Такая политика – это чистая сегрегация банковского сектора.

Очевидно, что ни те, ни другие банки не будут кредитовать экономику, а бюджет тоже не собирается это делать. При таких условиях экономика не будет расти. Конечно, и банки не без греха.

Полагаю, что с таргетированием инфляции Банк России несколько переборщил. Ну, не может быть единственной целью снижение темпов инфляции по цене удушения экономики. Нужен ли нам такой результат? Думаю, что у центрального банка должно быть, как минимум, два основных таргета.

Г-н Аксаков говорил, что в обсуждаемых законопроектах намечено снижение регулятивной нагрузки на банки. Но законопроекты так написаны, что из их текстов это совершенно не следует. Формулировки положений законопроектов должны быть однозначными, понятны по смыслу и не нуждаться в дополнительных пояснениях. Наконец, банковскому сообществу не понятно, для чего нужна такая спешка в принятии новых законов? Банковскому сообществу нужна стабильность и ясность механизма регулирования.

Данкевич Е.Л., Председатель Правления ПАО Банк «ФК Открытие»: В своем выступлении хочу остановится на двух вопросах:

  1. Доступность кредитования. От постоянных «заклинаний», что банкам надо расширять кредитование ничего не изменится. Пока не будет снижена ключевая процентная ставка, объемы кредитования в экономике не вырастут. Ставка по кредитам должна быть сопоставима с нормой рентабельности в корпоративном секторе. Во всем мире они примерно одинакова – это 10%, где-то на 1-2 п.п. выше, где-то ниже, в зависимости от страны. Поэтому пока ключевая ставка не будет снижена до 7-8%, роста объемов кредитования в реальной экономике не будет. Но нужна и системная работа. Помимо процентной ставки никто не отменял влияние внеэкономических факторов, основной их них – перспективы, стратегия экономического развития. Не будет перспективы, никакая процентная ставка не поможет.
  2. Пропорциональное регулирование. Оно вызывает много вопросов, порождает сомнения. Представление, что домашние хозяйства вряд ли понесут свои средства в банки с базовой лицензией, не совсем верно. На региональном уровне спрос на услуги таких банков есть. Но мы должны понимать, что происходящая в настоящее время в банковском секторе технологическая революция и распространение цифровых технологий неизбежно ведут к концентрации банковского бизнеса. Полагают, что он будет сконцентрирован в 20-30 банках. Но без наличия малых банков экономика не выживет. Малые банки – основа банковской системы, для них в законодательстве необходимо прописать цели и функции.

Олюнин Д.Ю., Председатель Правления ПАО «РОСБАНК». Наш банк – это банк с иностранным капиталом, но мы работаем по российской лицензии и на российском рынке и сталкиваемся с теми же проблемами, что и остальные российские банки.

  1. Пропорциональное регулирование – верное решение, это стало общемировой тенденцией, в том числе США и странах ЕС. Но банкам важно понять: а) что планирует ЦБ (это пока не ясно); б) как это поможет малым банкам. Во всем мире чистая процентная маржа снижается. В таких условиях и при высокой ключевой ставке у малых банков мало перспектив, особенно учитывая страновые особенности РФ (масштабы страны и потребность в малом и среднем бизнесе). По этим причинам малые банки нуждаются в поддержке, без нее не будет малых банков, а значит и банковской системы.
  2. Доступность кредитования. За 2016 г. прибыль банковского сектора составила более 1 трлн. руб., но данные по системе сильно дифференцированы, большинство банков находится в очень сложном финансовом положении.

В целом, банковский сектор преодолел кризис, но в системе есть серьезные различия. Что касается перспектив развития кредитования, то надо отметить следующее.

Розничный кредитный портфель. За прошлый год в номинальном выражении он сократился на 19%. Отношение долга к доходу такое же. У нас слишком высокая закредитованность населения. И озабоченность этим центрального банка обоснована. В 2017 г. ожидаем рост розничного кредитного портфеля на 7-8%, но главным образом за счет ипотеки и сокращения портфеля необеспеченного потребительского кредитования

Корпоративный портфель. За прошлый год в номинальном выражении он вырос всего на 1%. Маржа по кредитам крупному бизнесу уже сейчас составляет 0,5%. В 2017 г. ожидаем рост корпративного кредитования. Кредитование малого бизнеса сокращается уже несколько лет, с 2014 г. (2014 г. – минус 4%, 2015 г. – минус 8%, 2016 г. – минус 6%). Действующая программа поддержки малого бизнеса не эффективна. Бюджетная поддержка составляет только 2% от кредитного банковского портфеля. Банки перешли на более обоснованные методики оценки кредитоспособности малого бизнеса, перестали использовать скоринговые методики. Это может способствовать более взвешенному кредитованию данного сегмента бизнеса.

Трофимова Е.В., Генеральный директор АКРО. В феврале 2017 г. АКРА опубликовало прогноз до 2020 г. По оценкам агентства, 2016 г. стал вторым по негативным показателям после 1998 г. РФ по многим показателям отстает от других стран СФР. В настоящее время банковская система не обладает потенциалом стать драйвером экономического роста. В банковской системе очевидны серьезные проблемы. Но встает серьезный вопрос: насколько мы готовы посмотреть правде в глаза? Ни инвесторы, ни эмитенты в настоящее время не готовы к признанию реальных рисков, а живут в условиях мифов высокой самооценки.

В банковской системе налицо дефицит капитала, бизнес разорителен, а когда отзывается лицензия, то оказывается, что покрывать убытки нечем. Спираль схемных операций, сомнительных активов и «дыр» в капитале становятся все шире. Поэтому полагаю, что сейчас ключевой вопрос – это качество капитала, активов, бизнеса.

В государственном регулировании также присутствует «мода» процикличного регулирования. В разгар кризиса об этом много говорили, но, к сожалению, сейчас об этом забыли. В 2017 г. возрождается аппетит к риску. При этом процентная ставка и темп инфляции не должны быть самоцелью!

Государство поддерживает банковский сектор, но государственная поддержка всегда порождает такую проблему, как моральный риск. Государственная поддержка должна быть дозированной. В 2016 г. доля проблемной задолженности снизилась на 1,0 п.п. (с 15 до 14%). Отметим, что наши оценки выше, чем официальные данные у ЦБ, т.к. регулятор в общей задолженности не учитывает реструктурированную задолженность. Сейчас мы вступаем в период ее наращивания. По нашим прогнозам, в 2017 г. будет расти в розничные ипотечные кредиты, кредиты крупному бизнесу вырастут на 6-8%.

Сейчас наша страна впервые вошла в пространство положительных реальных процентных ставок, а мы еще не жили в таких условиях. В банковской системе присутствует избыток ликвидности. При этом размер вкладов чрезмерен (9% - корпоративный сектор, 12% - домашние хозяйства). Какие проблемы, которые мы закладываем сейчас, нас ждут, мы еще до конца не осознаем. Но они непременно будут.

Юргенс И.Ю., Президент Всероссийского союза страховщиков. Он отметил, что институциональные инвесторы не выполняют свою функцию, т.к. их всего 0,1%. В США 2 тыс. видов обязательного страхования, во Франции – 200, а у нас, по сути, только одно.

Для нашей страны более реальней является модель взаимодействия «банк – страхование». За 2016 г. рынок страхования вырос, но в основном за счет того, что ЦБ повысил тариф по ОСАГО и страхования жизни. Многие банки стали предлагать своим долгосрочным вкладчикам переоформит депозиты в страховые полисы. Но сейчас проблема: банки пообещали своим клиентам, но никто не знает, что будет через 5 лет. Будет ли этот сегмент рынка очередным «пузырем», или же долгосрочное страхование жизни все же начнет развиваться.

Сейчас у дальнейшего развития данной модели очень много ограничителей. Один из основных – крайне высокие комиссии, какие банки устанавливают для страховых компаний.

В настоящее время ЦБ в основном озабочен краткосрочными деньгами, но ему надо думать и длинных деньгах, пока этого не происходит.

Когда речь зашла о пропорциональном регулировании, страховщики обрадовались в надежде, что такая практика будет распространена и на страховой рынок, но надежды не оправдались. Требование о минимальном размере капитала страховой компании в 300 млн. руб. сейчас чрезмерно, т.к. на российском рынка сложилась так называемая «инвестиционная пауза» − кто будет вкладывать средства в капитал компании, когда не ясны перспективы развития рынка? Для малых страховых компаний важны: 1) не увеличение уставного капитала, а его качество; 2) снижение регулятивной нагрузки, особенно для региональных компаний. У нас вряд ли возможно регулирование на основе принципов, но без этого невозможно развитие рынка. Мы выступаем за пропорциональное регулирование страхового рынка.

Теперь, что касается МФСО. Из примерно 200 страховых компаний, только 2-3 компании могут составлять и отчитываться по новым международным стандартам, это компании, в составе которых был или еще есть иностранный капитал.

Угрюмов К.С., Президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов. По его мнению, обязательный вид страхования (пенсионные накопления) немного «заболел», начиная с 2012 г. В НПФ сейчас аккумулировано около 3 трлн. руб. Из 17 трлн. руб, которые есть корпоративных счетах, примерно 10% средств − это деньги НПФ. Ресурсы НПФ могли бы быть подспорьем для банковской системы, но это в последнее время не совсем получается. Сможет ли сегмент НПФ выйти из кризиса, это большой вопрос. На прошлой неделе появилось новое ограничение: для НПФ регулятор снизил максимально допустимую долю средств, размещаемую на банковских депозитах с 40 до 30%. Все бы ничего, если бы был какой-то денежный поток, но его нет и вряд ли появится в ближайшее время.

Предлагаемые нововведения раньше 2019 г. не заработают, и как не совсем ясно. Предлагают перейти на систему индивидуальных пенсионных накоплений. Эта система гораздо сложнее сберегательной пенсионной системы. Появляется новая структура – центральный администратор, какие будут его полномочия более или менее понятно, но не ясно, какой будет его ответственность. Предлагаемая система должна быть квазидобровольной. У абсолютно добровольной системы индивидуальных пенсионных накоплений перспективы нулевые. У ныне работающих систем есть несколько отрицательных примеров. Так, сберегательную пенсионную систему ввели в 2002 г., в 2005 г. она заработала, к 2009 г. в нее вошли первые 10 млн. чел., а в 2012 г. ее закрыли. У населения нет никаких правовых гарантий, что и с новой системой не произойдет что-то подобное, гарантий нет.

Сейчас идет дискуссия о стимулах (наказаниях) к накоплению на пенсию. Полагаю, что было бы разумнее вернуться к сберегательной пенсионной системе. Но это невозможно без восстановления доверия населения. Но проблема, куда инвестировать пенсионные накопления, полагаю, больше является внутренней проблемой НПФ.

Тулин Д.В., Первый заместитель Председателя Банка России. Он отметил, что происходящие процессы носят объективный характер, но в будущее регулятор смотрит с оптимизмом. От чего «падают» банки?

  1. Обострение конкуренции на банковском рынке. В 1990е гг. банки создавались очень легко, практически не было каких-либо требований, по сути, действовал явочный порядок. Мотивов создания банка было три: а) их создавали «идеалисты», они хотели вести нормальный банковский бизнес, как правило, это были представительства бывшего Госбанка СССР; б) кэптивные банки, открытые с целью кредитования бизнеса собственников банка; в) обслуживание теневого бизнеса (оптимизация налогов и доходов, вывод доходов за рубеж и проч.).
  2. Изменение среды – ужесточение банковского регулирования. В результате остались в основном «идеалисты», «теневой» и «кэптивный» банкинг уходят с рынка. Выживают крупнейшие и сильнейшие игроки.

Очевидно, что малые банки выживут, только если будет малый бизнес. Нет малого бизнеса, нет и малых банков.

Сейчас М2 растет не столько за счет наращивания кредита, сколько за счет расходования бюджетных резервов. В таких условиях разумные предприятии снижают долговую нагрузку. 2015 г. был самым тяжелым. Сейчас операционная прибыль растет, а инвестиционные расходы падают, предприятия снижают долговое бремя. Разделяю оценки и ожидания АКРА.

Роль банковского сектора в инвестировании исторически небольшая, максимум 20%. Эта тенденция сохранится, основная функция банков – закрытие кассовых разрывов, обслуживание оборотных средств. На нашем финансовом рынке не хватает других форм и инструментов финансового посредничества. Сегодня доля нерезидентов на рынке акций доходит до 40% в обороте и до 70% по запасу вложений. Это очень плохо, что порождает волатильность и кризис ликвидности. Столько большой удельный вес портфельных инвестиций сильно повышает волатильность на рынке и риски. Возможности роста экономики только за счет банковского кредитования крайне ограничены. Требуются другие посредники и иные финансовые инструменты.

Секция 2. Регулирование и управление финансовой инфраструктурой

Модератор: Вьюгин Олег Вячеславович – Заместитель Председателя Общественного совета при Минфине России.

Вьюгин О.В. В настоящее время рынок капиталов важен, но это больше касается институтов, а с точки зрения инфраструктуры рынок капитал не является отдельным сегментом. На каком месте мы находимся? Ответ не однозначный: по каким-то аспектам мы находимся на передовых рубежах, а по каким-то существенно отстаем. Какие проблемы на этом рынке наиболее актуальны с точки зрения интересов бизнеса?

Афанасьев А.К., Председатель Правления ПАО Московская Биржа. Давая оценку качества развития финансовой инфраструктуры, он отметил, что по каким-то аспектам она уже соответствует самым передовым мировым стандартам, но в чем-то мы и отстаем, как и все страны с формирующимися рынками. Это – «болезнь» молодых рынков, но мы в основном отстаем с точки зрения видов институтов. Так, мы первыми перешли исключительно на электронные торги, например, раньше бирж Франкфурта. Для ММВФ характерен уникальный риск-менеджмент. ММВБ уникальна, она объединяет сразу несколько сегментов финансового рынка – фондовый, денежный, валютный; кассовый, спотовый и срочный. ММВБ сейчас предлагает компаниям непосредственный выход на эти сегменты финансового рынка.

Рынок ценных бумаг изначально существует для долгосрочного инвестирования, а не только для краткосрочных вложений (это – рынок акций, рынок инструментов с фиксированной доходностью). Но глубина рынка недостаточна. Отсутствуют коллективные фонды.

Подчеркну, что нельзя сравнивать российский рынок и рынок США. Там исторически складывалась совершенно иная финансовая система. В РФ объем средств пенсионных фондов составляет всего 4% ВВП, тогда как в Бразилии – 10%, не говоря о других странах с формирующимися рынками и тем более стран с развитыми экономиками.

Для углубления рынка ценных бумаг нужно привлечение средств населения. Но для этого нужны специальные посредники. Сейчас есть выход через брокеров, но многие этому не доверяют и не понимают смысл таких инвестиций. Нужны фонды рынка денег, инвестиционные консультанты, менеджеры доверительного управления и др. Российские корпоративные эмитенты привыкли, что банковские кредиты более доступны, они считают, что выход на биржу дорог и сложен. Но это не так.

Сейчас ММВБ запускает несколько новых проектов:

  1. Упрощенный выход на рынок на старт-апов МСП (скорее, средних). Для этого нужны скоординированные подходы институтов развития, фондов развития и др., которые бы оценивали перспективы бизнеса. Но не до конца решен вопрос снижения рисков неквалифицированных инвесторов.
  2. Прямой доступ корпоративных клиентов к рынку денег, минуя банки.

Тимофеев А.В., Президент НАУФОР. В настоящее время НАУФОР на рынке капиталов видит три группы проблем:

  1. Инвесторы. Функция рынка – перераспределение средств между финансовыми посредниками, перераспределение средств от банков в пользу других финансовых посредников. В настоящее время необходимо устранить налоговый арбитраж в пользу банков и в ущерб других финансовых посредников. Введение такого же страхования средств, как и для банков.
  2. Инструменты. В настоящее время на рынке их недостаточно. Поэтому рынок предлагает вложения в зарубежные инструменты. Чрезмерное налогообложение прироста за счета валютной переоценки активов. Недостаток инструментов компенсируется предложением вложений в офшорные активы.
  3. Институты. Нужно развитие саморегулирования рынка капитала. Как показывает практика, ЦБ плохо работает с малыми институтами. Компенсировать этот недостаток может только большее саморегулирование на этом рынке.

Аксаков А.Г., Президент Ассоциации региональных банков России, Председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку. С финансовыми рынками законодатели работают профессионально. Законодательные решения конструктивны. Можно привести несколько примеров:

  1. предложение об увеличении суммы на индивидуальных инвестиционных счетах до 1 млн. руб., но льгота в 400 тыс. руб. оставлена без изменения;
  2. предложение о страховании рисков инвестора от банкротства профессионального участника (например, брокера)
  3. уравнивание налогообложения дохода по банковскому депозиту и купонного дохода по облигациям;
  4. карты «МИР» – продвижение безналичных платежей. Для этого предложены схемы лояльности
  5. Секьюритизация активов. Вроде бы найден с ЦБ способ вписаться в стандарты Базеля 3.

Трофимова Е.В., Генеральный директор АКРА: Рейтинговая деятельность не является сейчас «догоняющей» работой. Общемировая тенденция – реформирование рейтинговой деятельности. Принятие ФЗ № 222 важное нововведение – использование в регулятивной практике только рейтингов по национальной шкале оценок позволит российским компаниям и финансовым посредникам избежать привязки их рейтингов к суверенному риску. Процесс аккредитации агентства был очень сложным. Сейчас АКРА прошло аккредитацию и разработало все собственные методики оценки. Агентство стало работать с российскими эмитентами. Уже присвоены рейтинги 12 различным эмитентам (субъектам РФ, банкам и корпорациям). Многие эмитенты пока относятся к процедуре рейтингования не очень серьезно, корпоративные клиенты апатичны. Переход к национальной шкале рейтингов и новые методики оценки – это проблемы для эмитентов, к которым они не готовы. Национальную шкалу можно рассматривать как импортодополнение.

С 13.07.2017 г. уже нельзя будет использовать международный рейтинг для выполнения регулятивных требований, но российские компании и банки не спешат получить национальный рейтинг.

АКРА ставит своей целью, чтобы его аналитические обзоры и оценки стали системообразующим институтом российского финансового рынка. В настоящее время готовятся материалы по стандартам секьюритизации на русском языке.

Обаева А.С., Председатель Правления НП «Национальный платежный совет». По ее мнению, развитие финансовой инфраструктуры в РФ в основном носит «догоняющий» характер.

  1. Платежная система «МИР» – догоняющий проект, его перспективы еще впереди. Внедрение системы сейчас идет принудительно через закон (ограничение спроса). Пока отсутствуют взаимодействия с другими платежными системами. Высокие комиссии для торговых организаций.
  2. Платежная система ЦБ несовершенна, происходит расщепление потоков, разные корсчета. Достигнуто понимание, что ЦБ будет завершать платежи по корсчетам. Сейчас по правилам все структурные подразделения банка должны иметь свой корсчет в ЦБ, это – большое отвлечение средств, достаточно одного корсчета для материнского банка и филиалов.
  3. Система передачи информации ЦБ (как альтернатива СВИФТ) создана, но не совершенна и не эффективна
  4. Отсутствует единый идентификатор физических и юридических лиц, отсюда возникает большая путаница, каждое ведомство использует свой индификатор (паспорт, СНИЛ, телефон и проч.).
  5. Низкий уровень стандартизации в платежной сфере (примерно 20%, вместо 70%, как в развитых странах).
  6. Переход на электронный документооборот начался, но произойдет еще не скоро.

Радченков С.М., Коммерческий директор, член Правления АО «НСПК». В начале он отметил, что благодаря санкциям и появилась НСПК. Процессинг перенесен на территорию РФ и проводится по российской технологии. ФЗ № 161 действует и обеспечивает национальную безопасность. Акционером НПС является Банк России, и это является гарантией платежа. Сейчас идет развитие:

  1. сети приема карты «МИР». За 2016 г. к системе подключились в качестве прямых и косвенных членов 223 банка, установлено 160 тыс. АТМ, работает 1,5 млн. пост-терминалов;
  2. создание интересных для банков и клиентов карточных продуктов идет по двум направлениям: а) нефинансовые услуги (банковская и транспортная карта, банковская и социальная и т.п.); б) финансовые продукты (включая различные мобильные приложения). Cash back от торговли (будет делится между банком и физическим лицом);
  3. международное развитие НСПК. Уже принимается в Армении, идут переговоры о ее приеме на пространстве ЕАЭС.

Юргенс И.Ю., Президент Всероссийского союза страховщиков. Основная проблема в развитии финансового рынка – это ползучее огосударствление. Оно проявляется через:
− создание государственное перестраховочной компании;
− административное регулирование тарифов по ОСАГО (40 млн. потребителей), а убытки частные. Наиболее массовый вид страхования.
− распространение цифровых технологий очевидно. Но рынок надо заставить создавать on-line компании по обслуживанию страхования, пока созданные страховщиками электронные системы очень слабые и со многими вопросами еще не справляются, нужна значительная поддержка регулятора.

В настоящее время возможны два варианта развития событий:

  1. пессимистичный. Сокращение числа малых и средних страховых компаний. Они не смогут работать по МФСО из-за отсталых ИТ-систем;
  2. оптимистичный. Рост доверия друг к другу. Рост докапитализации страховых компаний. Государство должно решится передать страховым компаниям, например, медицинское страхование.

Какой сценарий реализуется, зависит от ЦБ и Минфина России.

Прохоров Р.А., Председатель Правления Ассоциации «Финансовые инновации». Финансовые инновации – это формирование будущего и тенденций развития финансового рынка. Сейчас нет преград для финансовых инноваций, они всегда развиваются на стыке регулятивных норм.

  1. НПС «МИР» – инфраструктурный проект, он комплексный и на его базе должны расти другие проекты.
  2. Развитие краундфаундинговых платформ требует саморегулирования.
  3. Создание системы агентов, включая платежных. Это будет снижать себестоимость.
  4. Био идентификация для финансовых продуктов. Это позволит банкам передавать операции с розничными клиентами в аутсортинг.
  5. Ужесточение регуляторного давления будет стимулировать инновации (обход регулирования на основе новых технологий).
  6. Финансирование страт-апов возможна реализация пилотного проекта при ослабления регуляторного давления.

Швецов С.А., Первый заместитель Председателя Банка России. В настоящее время Банк России действительно стал лидером по ряду направлений деятельности. Реализация реформ – один из способов поддержания инфраструктуры. Но у этого есть как минусы, так и плюсы. Как минус, приходится постоянно вносить изменения в законы, бизнес-модели, поведение финансовых посредников и их восприятие текущей ситуации. Как плюс, ЦБ переделал рынок облигаций. На рынке сейчас представлено 400 эмитентов.

Финансирование через рынок капитала становится действительной альтернативой банковскому кредитованию. Реформированы стандарты рейтинговой деятельности в соответствии со стандартами Большой двадцатки. Российским агентствам надо быть лучше большой тройки. Изменения нравятся не всем клиентам, особенно включение их бизнес моделей в оценки риска. Банк России будет опираться на оценки рейтинговых агентств 1-го класса. Достоверная информация крайне важна, без нее невозможно принятие ни управленческих, ни инвестиционных решений. Банк России переделал рынок актуариев. В результате информация стала более достоверной. Началась реформа внешнего аудита, но пока идет дискуссия, кто ее должен проводить: ЦБ или Минфин. Без такой реформы невозможно принятие обоснованных управленческих решений.

ЦБ большое внимание уделяет образовательному проекту. В конечном счете все риски материализуются из-за решений людей. Основное требование – профессиональный и честный. ФЗ о деловой репутации, но курс на «чистые руки» пока не доведен до конца, не хватает неотвратимости наказания. (Рынок – это баланс между страхом и жадностью).

Созданы все условия для хеджирования. За 10 лет создан инструментарий хеджа. В РФ самый большой рынок хеджирования, но не по всем валютным парам. Для этого есть все нормативные документы. Планируется переход на обязательное проведение сделок через центрального контрпартнера. Ранок станет дороже, но надежнее. Открытые позиции по хеджу – 1 трлн руб. Срочный сегмент удовлетворяет все потребности экспортеров, но нужны люди, которые могут это делать.

Необходимы коллективные инвестиции. Всех граждан нельзя и не нужно обучить инвестированию. Действительно, не хватает инструментов. Инвестиции пенсионных фондов в банковские депозиты бессмысленны, т.к. возникает двойное финансовое посредничество и тройное налогообложение.

Финансовые данные должны быть публичны, а при их анализе и обработке требуется конкуренция. Цифровой мир меняет представления о том, кто чьим клиентом является.

У ЦБ задача укрепить трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики. Сейчас в финансовой системе наблюдается структурный профицит ликвидности. Простой доступ корпораций на рынок денег, минуя посредничество банков, позволит им более эффективно управлять своей ликвидностью. Этот проект должен быть запущен во 2-м квартале 2017 г. Корпорации получат прямой доступ на рынок рублевой и инвалютной ликвидности, прямого и обратного РЕПО. Важно также и саморегулирование рынка. СРО должны защищать интересы потребителей.

Подготовили:
С.А. Андрюшин,
В.В. Кузнецова

14.03.2017 г.

© Комиссия по банкам и банковской деятельности

Комитеты и комиссии РСПП

Rambler's Top100 Rambler's Top100