домой 17 августа 07:06

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Новости

К 2030 году численность работающих молодых в России сократится на четверть21 апреля

19 апреля 2017 года на совместном заседании двух комитетов РСПП – Комитета по рынку труда и социальному партнерству и Комитета по профессиональному обучению и профессиональным квалификациям – был представлен доклад «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения». Исследование подготовлено коллективом авторов из Высшей школы экономики (ВШЭ) по заказу Центра стратегических разработок (ЦСР), который по поручению Президента РФ готовит Стратегию социально-экономического развития страны.

Главный вывод исследования: в России сложилась специфическая модель рынка труда, не похожая на то, что считается «нормой» в развитых странах. Ключевая особенность состоит в том, что адаптация к кризисам происходит преимущественно за счет изменений стоимости труда, а не за счет изменений в занятости и безработице (в развитых странах, как правило, наоборот).

В случае экономических трудностей работодатели снижают зарплаты, но не увольняют сотрудников. Эта модель рынка труда поддерживает стабильно высокую занятность и низкую безработицу, но ценой нестабильных зарплат и значительного неравенства. Кроме того, нынешняя модель никак не стимулирует создание новых рабочих мест.

Стабильной занятости способствует трудовой кодекс, один из самых жестких в Европе. Его формальная жесткость усиливается административным вмешательством и избирательным использованием контрольно-надзорных процедур. А гибкость зарплаты обеспечивается крайне низким МРОТ и большой переменной составляющей (в виде разного рода премий и бонусов) зарплаты. Такие выплаты при возможности легко добавляются, а при необходимости так же легко снимаются. При этом слабые профсоюзы и коллективные договора в России не оказывают существенного влияния на уровень оплаты труда.

Председатель Комитета РСПП по рынку труда и социальному партнерству Игорь Зюзин отметил необходимость пересмотра трудового законодательства в направлении повышения гибкости регулирования трудовых отношений, приведения его в соответствие современным экономическим реалиям.

В то же время эксперты ЦСР считают, что радикальное реформирование рынка труда политически и технически сложное, рискованное мероприятие, и в настоящее время условий для этого нет. Как отметил один из авторов исследования директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимир Гимпельсон, проблемы рынка труда лежат вне рынка труда – это общий бизнес-климат, плохое корпоративное управление, это демография, здравоохранение, образование, проблемы с пенсионной системой и т.д.

Как отмечается в докладе, ситуация на рынке труда создает проблему так называемых «работающих бедных», поскольку сохраняет низкооплачиваемые рабочие места и стимулирует неформальную занятость. При этом, необходимость борьбы с «теневым сектором» также остается дискуссионным вопросом.

Вопрос борьбы с неформальной занятостью стал одним из главных предметов обсуждения в ходе круглого стола. Отвечая на вопрос Президента РСПП Александра Шохина о предлагаемом Минфином налоговом маневре «22/22», Лилия Овчарова отметила, что, по ее оценке, предлагаемыми сегодня мерами реально можно легализовать не более одной трети от фонда труда. При этом нет никаких данных ни по одной стране мира, что снижение социальных отчислений для работодателей приводило бы к существенному росту легализации зарплат. В то же время, по словам Овчаровой, перекладывание налогового бремени с работодателей на потребителей (повышение косвенных налогов одновременно со снижением страховых взносов, что по оценке Минфина приведет к разовому увеличению инфляции на 2%), может негативно сказаться на качестве человеческого капитала.

По ее словам, «инфляция – это самый большой страх населения, но это и то, к чему население научилось адаптироваться лучше всего».

«У нас за постсоветский период 5 раз достаточно сильно падали реальные доходы населения и когда это наступает (последний раз это было в ноябре 2014г.), то население знает, что делать. Это уже не те шоки, что были в 1992г, - полагает эксперт. - Люди начинают переходить в другие ценовые категории аналогичных товаров и отказываются от ряда покупок. В первую очередь страдают расходы на культурное потребление, образование, здравоохранение».

Как полагает Лилия Овчарова, пока у нас есть окно возможностей для развития человеческого капитала – есть значительный класс людей, чьи расходы на базовое потребление не превышают 50% от доходов, и они готовы вкладываться в собственное развитие. Однако окно это будет недолгим.

«Если мы проведем еще ряд таких манипуляций, как мы провели с накопительной пенсионной системой, то доверие к государству будет разрушено еще больше», - заключает она.

Низкий уровень инвестиций в развитие человеческого капитала, в особенности в обучение и переобучение работников (здесь мнения ученых и предпринимателей полностью совпали) является одним из главных препятствий для дальнейшего развития рынка труда нашей страны. По данным авторов доклада, к 2030 г. численность занятого населения в возрасте до 40 лет будет меньше чем сейчас примерно на четверть. «И это колоссальнейший шок!» – полагает Владимир Гимпельсон. По его словам, разные профессии имеют сильно деформированные возрастные профили. Пострадают в первую очередь компании, которые используют молодую рабочую силу. Так, средний возраст программиста младше 30 лет.

Генеральный директор Национального агентства развития квалификаций Александр Лейбович отметил, что крайне низкими остаются инвестиции в человеческий капитал граждан старше 40 лет. Возможности для дополнительного образования россиян старше 40 лет примерно в 2 раза ниже, чем в Европе. По его словам, пессимистические оценки, связанные со старением населения и вхождением на рынок труда большего числа людей пожилого возраста, связаны с тем, что в них инвестиции в человеческий капитал оцениваются на том же уровне, что и сегодня. Если же их увеличить, то и прогнозы будут другие. Нужно активно готовить систему подготовки кадров к переобучению специалистов от 40 лет и старше.

По мнению, Александра Шохина инвестиции в человеческий капитал – один из ключевых сюжетов всех программ социально-экономического развития. В настоящий момент всем очевидна необходимость увеличения расходов на систему образования, в том числе профессионального образования, на систему здравоохранения и развитие человеческого капитала в широком смысле, включая проблему пенсионного возраста и страховых принципов пенсионной системы и вопросы заработной платы.

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ СУЩЕСТВУЮЩЕЙ МОДЕЛИ РЫНКА ТРУДА (по материалам доклада НИУ ВШЭ и ЦСР «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения»)

Плюсы:
• Высокая степень «пластичности» заработной платы, характерная для «российской» модели рынка труда, способствовала значительному уменьшению потерь, связанных с экономическими кризисами, делая спады производства менее глубокими и продолжительными.
• Гибкость модели помогла стране выдержать «шторм», бушевавший в начале переходного периода, и избежать массовых высвобождений во всех последующих кризисах, включая 2015-16 гг.
• Крупномасштабные социальные конфликты, связанные с массовыми увольнениями, практически отсутствуют.
• "Необязывающий" нижний порог заработной платы приводит к тому, что работники с низкой производительностью не выталкиваются с рынка труда, а выдавливаются в низкооплачиваемую занятость (поскольку возможность для их найма по низким ставкам заработной платы сохраняется, в том числе в неформальном секторе).
• Преобладание индивидуальных стратегий ухода над коллективными действиями служит своего рода амортизатором негативных шоков, что позволяет избегать крупномасштабных открытых социальных конфликтов даже в условиях сильных макроэкономических шоков.

Минусы:
• Российская модель не способствует реструктуризации предприятий. Напротив, такая модель помогает сохранять старые рабочие места ценой отказа от создания новых.
• Высокая гибкость заработной платы ведет к распространению бедности среди работающего населения, порождает значительное неравенство в распределении доходов.
• Российская модель характеризуется низкой информационной прозрачностью. На таком рынке труда ищущий работу или устроившийся на новое место человек сталкивается с высокой неопределенностью, поскольку он не в состоянии предвидеть, в какой мере будет исполняться трудовой договор.
• Частые и непредсказуемые колебания в оплате работников в зависимости от результатов деятельности предприятий делают межфирменную вариацию в заработной плате не только очень сильной, но и устойчивой во времени, укорачивая продолжительность специального стажа и усиливая текучесть рабочей силы. Это неизбежно ослабляет стимулы к инвестициям со стороны предприятий в человеческий капитал, включая подготовку на рабочем месте. Вместо того чтобы инвестировать в специфический человеческий капитал, работодатели предпочитают нанимать кандидатов с большими запасами общего человеческого капитала, который чаще всего рассматривается как единственный надежный сигнал на рынке труда. Стимулы для работников к накоплению специфического для фирмы человеческого капитала также ослабевают, поскольку межфирменная мобильность в большинстве случаев обещает более высокую отдачу, чем продвижение вверх по карьерной лестнице внутри данного предприятия.
• Неполный инфорсмент законов и контрактов ведет к оппортунистическому поведению работодателей и облегчает перекладывание ими издержек адаптации на работников (посредством задержек заработной платы, выдавливание ненужных работников через увольнения по собственному желанию без выплаты выходных пособий и т. д.).
• Несоблюдение формальных трудовых договоров порождает низкий уровень доверия и ограничивает временной горизонт принятия решений с резко отрицательными последствиями для верховенства закона.

© Пресс-служба РСПП

Rambler's Top100 Rambler's Top100