домой 17 августа 16:32

Российский союз промышленников и предпринимателей

Поиск

Точка зрения

Российский бизнес стал более ответственным и зрелым

Съезд РСПП состоялся в рамках Недели российского бизнеса. Обсуждались вопросы экономической повестки, улучшения делового климата.

По окончании съезда Российского союза промышленников и предпринимателей глава государства также встретился с членами бюро правления РСПП.

* * *

Пленарное заседание съезда Российского союза промышленников и предпринимателей

А.Шохин:Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы сегодня с вами проводим заключительную часть нашего съезда с участием Президента Российской Федерации, это уже стало доброй традицией. На протяжении многих лет Владимир Владимирович находит возможность встречаться с бизнесом, и не только с нами, с РСПП, но и с другими нашими коллегами. На мой взгляд, это лучшее доказательство того, что бизнес и власть слушают друг друга и слышат друг друга.

Владимир Владимирович, на наших площадках на протяжении недели мы провели уже около десяти различных форумов и конференций, обсуждали самые животрепещущие для бизнеса и для диалога бизнеса и власти вопросы. Безусловно, на одно из первых мест вышла проблема фискальной и административной нагрузки на бизнес. Мы, в частности, считаем, что нужно измерять не только налоговую нагрузку, но и фискальную нагрузку в целом, включая страховые платежи, другие обязательные платежи – от экологии до обязательного страхования ответственности. Мы выработали методологию подсчёта этой фискальной нагрузки. Сегодня Министр финансов Антон Силуанов согласился с тем, что нам нужно состыковывать методологические подходы. Более того, мы даже договорились до того, что собираемся снижать налоговую нагрузку, – не только зафиксировать налоговые условия до 2018 года, но и стимулировать экономический рост, в том числе путём распределения выгод от правильной экономической политики между бюджетом и бизнесом.

Тема административной нагрузки в части налогов тоже стоит. Мы считаем, что действительно можно добиться многих дополнительных преимуществ за счёт правильной организации администрирования налогов и сборов. Безусловно, нас не в меньшей, если не в большей степени интересует и волнует общая ситуация с надзором, контролем, правоприменением, в том числе различного рода досудебные механизмы и процедуры.

Мы считаем, что здесь и законодательство нужно совершенствовать, в том числе принимать закон о надзорно-контрольной деятельности государственной и муниципальной, где бы можно было зафиксировать переход к риск-ориентированному подходу не только при плановых, но внеплановых проверках. Нужен исчерпывающий перечень требований к проверяемым, целый ряд других вопросов должен быть решён. Безусловно, важно, чтобы и взаимоотношения бизнеса с правоохранительными органами выстроены были, как Вы вчера сказали, транспарентно, прозрачно и предсказуемо. Это тоже одна из тем нашего обсуждения на Неделе российского бизнеса и на съезде.

Не может, безусловно, не волновать и доступ к финансовым ресурсам. Мы, конечно, понимаем, что снижение ключевой ставки связано с созданием соответствующих условий, Эльвира Сахипзадовна Набиуллина нам ещё раз разъяснила политику Центрального банка, но в то же время мы видим, что многие институты и инструменты развития и поддержки предприятий (и промышленных в том числе предприятий) могут скомпенсировать на ближайшее время нехватку этих универсальных финансово-кредитных ресурсов. Поэтому мы вели и будем вести разговор о повышении эффективности этих инструментов.

Безусловно, важна интеграционная тема. И в контексте евразийской интеграции здесь не только расширение Евразийского экономического союза имеет значение, но и определённая конкуренция и юрисдикции внутри Евразийского союза. И взаимоотношения между различными интеграциями, будь то, с одной стороны, Европейский союз или новые механизмы и преференциальные соглашения, в том числе транстихоокеанское соглашение, трансатлантическое и так далее. С одной стороны, мы выступаем за то, чтобы универсальные стандарты и правила действовали, а с другой стороны, как Вы отмечали, происходит фрагментация торгово-инвестиционных отношений в мире и формируются такие блоки, в которых мы не участвуем.

Но мы считаем, что там, где мы можем участвовать, например в инвестиционной рамке Организации экономического сотрудничества и развития, которую можно, наверное, распространять на нашу практику даже без присоединения к ОЭСР, или всеобъемлющее торговое соглашение, в котором и Китай, и Россия могут участвовать, либо такие сюжеты, как сопряжение «Экономического пояса Шёлкового пути» с евразийской интеграцией, – всё это требует повышенной активности и бизнеса, в том числе повышенной активности по продвижению инфраструктурных инвестиционных проектов и соответствующих механизмов и законодательного оформления.

Я не буду перечислять все темы, но хотел бы, Владимир Владимирович, показать вам результаты нашего голосования. Здесь видно, что на первое место из проблем, которые волнуют бизнес-сообщество, выходит необходимость повышения предсказуемости государственной политики. К сожалению, не все решения властей понятны бизнесу. И хотелось бы, чтобы была большая определённость и более высокий статус среднесрочных документов, таких как и трёхлетние основные направления налоговой политики.

Мы приветствуем возвращение к трёхлетнему бюджету, о чём Правительство говорит. Нам важны ведь не только цифры и не готовность угадать эти цифры, спрогнозировать правильно – нам важны основные элементы экономической политики, которые могут, конечно, меняться в зависимости от той или иной экономической ситуации, тем не менее они должны быть понятны, как они меняются, исходя из каких критериев.

На втором месте, как Вы видите, снижение административной нагрузки, на третьем – снижение ключевой ставки, что можно толковать ещё и как доступ к финансовым и кредитным ресурсам. Собственно говоря, наверное, вокруг этих тем и будут выступления моих коллег. Но прежде чем дать им слово, мы хотели бы, чтобы Вы обратились к съезду, к делегатам и гостям съезда не только с приветствием, но и обозначили определённые приоритеты в нашем взаимодействии.

В.Путин: Я посмотрел, снижение фискальной нагрузки – только на четвёртом месте, поэтому Силуанов так легко с этим со всем соглашается. Пока о снижении фискальной нагрузки зайдёт речь, нужно сначала решить вопросы административной нагрузки, снижения ключевой ставки. Но я уверен, что вы с коллегами обо всём этом говорили, и, разумеется, будем говорить.

Александр Николаевич в своём выступлении уже указал на те темы, которые вы обсуждали. И я в своём выступлении тоже на это же обращу внимание, потому что мы с вами в тех или иных форматах со многими из присутствующих в этом зале встречаемся регулярно и всё это постоянно находится в повестке дня. Есть наверняка и вопросы, которые требуют особого внимания. Наверное, коллеги сегодня выскажутся ещё.

Формат встреч с РСПП и с другими деловыми объединениями мы, конечно, будем обязательно поддерживать. Рассматриваем бизнес, предпринимательское сообщество как естественных союзников государства, власти любого уровня в строительстве конкурентоспособной экономики сильной благополучной страны.

Уважаемые коллеги! В текущем году Российскому союзу промышленников и предпринимателей исполняется четверть века. И бизнес, и общество в целом прошли через непростой этап становления рыночных отношений. Важно, что за эти годы выросло доверие и уважение к предпринимателям, их труду, ценностям экономической свободы.

Я сейчас не буду цифры приводить, но, в общем, хорошие цифры с точки зрения отношения общества к предпринимательской деятельности, и динамика положительная. Российский бизнес стал более ответственным и зрелым, растёт число отечественных компаний, которые работают по прозрачным и цивилизованным правилам, выполняют свои обязательства перед государством, перед обществом, но и самое главное обязательство – исправно платят налоги. Предприниматели и налоговые службы в целом смогли выстроить нормальное взаимодействие, деловое, основанное на доверии и сотрудничестве. Свою эффективность доказали и риск-ориентированные подходы, широкое внедрение информационных технологий. Словом, работать «вбелую», как у нас говорят, стало не просто выгодно, а репутация законопослушного налогоплательщика и предпринимателя начинает служить доказательством инвестиционной привлекательности, устойчивости той или иной структуры, той или иной компании.

Бизнес стал надёжным партнёром государства и в совершенствовании системы подготовки кадров, мы на эту тему много с вами говорили. Наши компании создают собственные образовательные центры, вкладывают средства в модернизацию колледжей, создание детских технопарков, активно работают в наблюдательных советах в высших учебных заведениях.

Особо отмечу интерес предприятий к соревнованиям по профессиональному мастерству. Они теперь проводятся не только на национальном уровне, но и внутри самых компаний. Такие чемпионаты позволяют оценить уровни подготовки рабочих, инженеров, ориентироваться на самые современные и передовые стандарты.

Я также просил бы активнее включиться и в подготовку нашей сборной команды к чемпионату мира по рабочим специальностям WorldSkills, который должен пройти в Казани в 2019 году. Добавлю, что в рамках Национального совета по профквалификациям продолжается разработка профессиональных стандартов. При вашем непосредственном участии формулируется система независимой оценки квалификации работников. Кстати, соответствующий законопроект рассматривается сегодня на заседании Правительства, во всяком случае Правительство планировало его рассмотреть.

Мы чувствуем и стремление отечественного бизнеса заинтересованно работать над формированием экономической повестки, улучшать деловой климат. Собственно говоря, мы с вами постоянно совместно этим и занимаемся. РСПП предлагает действительно содержательные поправки в законодательство, направленные на повышение привлекательности национальной юрисдикции. В результате совместной работы Правительства, РСПП и Торгово-промышленной палаты принят закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве)». И, как уже говорил, рассчитываю на активное участие делового сообщества в формулировании, в создании авторитетного состава третейских судов.

Отдельно хотел бы отметить вашу деятельность в рамках международных организаций, продвижение российских интересов в «деловой двадцатке», например. Кстати, в текущем году «деловая двадцатка» вновь пройдёт на полях Санкт-петербургского экономического форума. Мы будем проводить её совместно с нашими китайскими партнёрами, которые сейчас председательствуют в G20.

Уважаемые друзья! В ходе встречи с Александром Николаевичем Шохиным в феврале текущего года мы договорились создать на площадке Администрации Президента рабочую группу, которая будет заниматься анализом правоприменительной практики в сфере предпринимательства, Александр Николаевич сейчас только об этом вспомнил. И вчера вы видели наверняка это в средствах массовой информации: с участием правоохранительных ведомств, деловых объединений состоялось первое её заседание. Обсуждаемые вопросы вам тоже известны – повторюсь, наверное: это расширение оснований освобождения от уголовной ответственности по преступлениям в экономической сфере.

Второе, это увеличение минимального порога причинённого ущерба, которое служит основанием для определения крупного и особо крупного размера хищения. Этот вопрос поднимался вашими коллегами на одной из наших встреч – по‑моему, это была «ОПОРА России».

Третье, это расширение возможностей допуска нотариуса к предпринимателю, заключённому под стражу или находящемуся под домашним арестом. Представитель прокуратуры отметил, что речь должна идти не только о предпринимателях, а о любых гражданах. Очевидно, это правильно, но для предпринимательского сообщества это особенно важно.

Четвёртое, это определение в УПК срока признания изъятых предметов вещественными доказательствами по уголовному делу и возврата предметов, которые таковыми не признаны.

Далее, это разграничение пороговых значений нанесённого ущерба по статье «Мошенничество» в зависимости от того, кто совершил мошеннические действия. Было бы оптимальным, чтобы депутаты Государственной Думы внесли необходимые поправки в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство уже до конца весенней сессии. Конечно, коллегам поручено предварительно проработать эти вопросы, в том числе и с депутатским корпусом.

Хочу ещё раз повторить, задача создать комфортную среду для всех добропорядочных предпринимателей – одна из главных у нас. Защитить права, собственность людей, сделать нормы закона более объективными и справедливыми по отношению ко всем, кто честно ведёт своё дело. И, безусловно, принцип справедливости должен определять и нашу налоговую и фискальную политику в целом.

Мы ввели мораторий на изменение уровня налоговой нагрузки на бизнес до 2018 года. Очевидно, что у предпринимателей должен быть и длительный горизонт для планирования своей деятельности и дополнительные средства для развития. Если Минфин считает, что можно даже говорить о снижении фискальной нагрузки, – прекрасно, но тогда Правительство должно определить, что нужно снять из обязательств государства перед гражданами. Что там сократить нужно: пенсии, пособия, затраты на оборону и безопасность – что нужно сделать? Потому что просто так, как мы понимаем, проблемы не решаются, но думать над этим, безусловно, нужно.

Я хочу, чтобы здесь тоже это прозвучало и было вами услышано. Несмотря на известные бюджетные ограничения, они всегда во все времена есть, бюджетные ограничения, и в период высоких цен на нефть, и в период низких цен на нефть, это неизбежно, но хочу, чтобы вы знали: мы постоянно думаем о том, как снизить фискальную нагрузку, это правда, это не шутка. Вопрос в том, что добиться этого решения трудно, тем не менее мы постоянно это обсуждаем.

Вы знаете, что в Послании Президента Федеральному Собранию было дано поручение правительственной комиссии по административной реформе представить конкретные предложения по устранению избыточных и дублирующих функций контрольно-надзорных органов – и сделать это совместно с деловыми объединениями. Александр Николаевич тоже говорил об этой проблеме. Судя по всему, конечно, она окончательно не решена. Если у вас есть какие‑то в этом смысле пожелания, соображения, наблюдения, были бы очень благодарны вам за подсказки.

РСПП участвовал в подготовке и нового Таможенного кодекса Евразийского экономического союза, в формировании системы технического регулирования на евразийском пространстве. Хотел бы также услышать, с какими, возможно, проблемами, сложностями текущего порядка в практической жизни сталкиваются отечественные компании в связи с формированием условий функционирования Евразийского экономического пространства.

Благодарю вас за внимание. Спасибо большое.

А.Шохин: Владимир Владимирович, хотел бы, возвращаясь к Вашему выступлению, особо поблагодарить Вас за создание рабочей группы и за те решения, которые вчера были приняты на её первом заседании. Мне кажется, что, действительно, принятие соответствующих поправок к законодательству уже в рамках весенней сессии было бы хорошим сигналом и для бизнеса, и для правоохранительных органов; что мы знаем, куда двигаться, и быстро принимаем решения, по которым есть взаимопонимание.

Действительно, этот блок вопросов, административная нагрузка (которая оказалась более значимой, чем даже фискальная, по нашим экспресс-опросам) предполагает, что мы не только будем двигаться по такому важному, но частному вопросу, но и в целом по надзорно-контрольной деятельности и её совершенствованию. Вы в своё время предложили надзорные каникулы для малого бизнеса – мы, конечно, не претендуем, чтобы надзорные каникулы были для всех, но совершенствовать эту работу, безусловно, надо.

Хотел бы дать слово Андрею Владимировичу Варичеву, председателю комитета по административно-контрольной деятельности и снижению административных барьеров.

А.Варичев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые делегаты и гости съезда!

В течение текущей недели прошла уже очередная конференция номер четыре по совершенствованию контроля и надзора в Российской Федерации. Основным фокусом доклада, который подготовлен со стороны комитета РСПП, было внимание к контрольно-ревизионной деятельности, к исполнению функций контроля, надзора в Российской Федерации. И, конечно, базовый основной фокус был, как перейти к риск-ориентированному подходу.

Вопрос сложный. Безусловно, нужно вводить категорирование рисков, сначала рисовать эскизно, потом применять их к практике и внедрять профили рисков, классифицировать более опасные производства, менее опасные, но эту работу надо делать. И мы как деловое сообщество, безусловно, к этой работе готовы и надеемся, что в ходе реализации федерального закона № 294 та подготовительная базовая работа, которая будет проделана в течение 2016–2017 годов, позволит с 2018 года перейти на риск-ориентированный подход в максимально возможных сферах деятельности.

Конечно, хочется исключить дублирование, сделать прозрачными процедуры, исключить лишние вспомогательные, дополнительные проверки. Те поручения, которые на сегодняшний день существуют и реализуются в рамках работы Комиссии по административной реформе, это, безусловно, должна быть единая работа и хороший совместный аппарат, в хорошем смысле слова «аппарат», работающий практически безупречно, с тем чтобы положения закона вступили в действие в срок и реализовывались по мере того, как каждый этап, каждый раздел будет внедряться.

Что необходимо? Необходимо, безусловно, собраться с силами и не бояться этого пути. На этом пути будут встречаться нам разные проблемы, но раз в год, два раза в год необходимо проводить эти встречи, корректировать, и все изменения, которые будут вводиться, внедрять в следующем периоде уже законодательно.

Мы очень рассчитываем на работу по грейдированию этих рисков и по управлению, самое главное, по управлению этими рисками.

В.Путин: А сейчас как организована эта работа?

А.Варичев: Сейчас составлена дорожная карта. Она должна быть утверждена распоряжением Правительства для внедрения всех норм закона с 18-го числа, должна быть утверждена распоряжением Правительства до 1 апреля. И, конечно, Комиссия по админреформе – это такой хороший рабочий аппарат, хороший орган для того, чтобы администрировать всю эту дорожную карту вместе с Открытым правительством, РСПП и прочими нашими всеми объединениями работодателей.

В.Путин: Вы включены в эту работу?

А.Варичев: Да, конечно.

В.Путин: Алексей Валентинович, под вашим ведомством находится эта комиссия?

А.Улюкаев: Да.

В.Путин: Думаю, что как минимум два раза в год, это точно, нужно собираться. Это как минимум.

Скажите два слова, пожалуйста.

А.Улюкаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Действительно, Министерство экономического развития – это разработчик по поручению Правительства закона о контрольно-надзорной деятельности. Подготовлена первая редакция этого закона. Широкое обсуждение с деловым сообществом и с заинтересованными ведомствами показало, что требуется дополнительная работа. Попытка была сделать такой всеобъемлющий закон, который бы охватывал слишком большое поле деятельности.

Сейчас, на настоящем этапе, мы в контакте с экспертным сообществом, с Открытым правительством. Практически сняли весь набор разногласий, который был прежде по этому закону. С нашей точки зрения, находится в высокой степени готовности.

Мы максимально открыты для учёта мнений коллег. Если есть какие‑то неизвестные нам новые замечания, то мы готовы, безусловно, на них ответить и встречаться в том режиме, о котором говорит предпринимательское сообщество.

В.Путин: По времени как это выглядит, как Вы считаете?

А.Улюкаев: Мне кажется, мы очень близки к завершению.

А.Шохин: Здесь основной рубеж, Владимир Владимирович, – это сроки полномочий нынешней Думы. Потому что, если это уйдёт в следующую Думу, ей придётся ещё раскачиваться какое‑то время. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы закон ушёл в весеннюю сессию.

А.Улюкаев: Мы считаем, что в весеннюю сессию, конечно же, мы готовы внести.

В.Путин: Можно успеть?

А.Улюкаев: Да.

А.Шохин: Там есть параллельное «домашнее задание» для бизнеса, и для Правительства, и для наших надзорных органов – это, действительно, составить перечень обязательных требований, его систематизировать. Сначала была идея включить в закон все виды надзора: государственного, регионального, муниципального. Мы возразили: по какой причине? Если мы всё существующее включим в новый закон, то трудно будет что‑то отменять. Поэтому мы параллельно должны проинвентаризировать все виды надзора и контроля, устранить дублирующие функции, избыточные функции и так далее. Это параллельно к закону такая серьёзная работа, которую мы вместе должны провести.

В.Путин: Мы пытались это делать, ещё, знаете, когда я был начальником Контрольного управления Администрации Президента. Первый подход к снаряду был тогда сделан, потому что это такая действительно сложная работа.

Если Министр говорит, что до конца весенней сессии можно сделать, на это тогда будем ориентироваться. Спасибо.

А.Шохин: Правда, от депутатов тоже зависит.

В.Путин: Да. Я обязательно с депутатами переговорю в Думе, с коллегами.

А.Шохин: Владимир Владимирович, Вы заметили, что снижение фискальной нагрузки может потребовать снижения неких социальных или иных обязательств бюджета. Мы вопрос, честно говоря, так не ставим. Мы хотели бы, чтобы снижение фискальной нагрузки расширило налоговую базу, чтобы можно было и социальные обязательства выполнять в необходимом объёме, и бизнес поддерживать.

В.Путин: Александр Николаевич, мы исходим именно из такой логики. Мы прекрасно понимаем, что в условиях, когда есть определённые сложности в экономике, самый верный путь – это снижение фискальной нагрузки и увеличение экономической свободы. Вопрос только в том, что есть определённый временной лаг так называемый от момента снижения нагрузки и до получения соответствующего эффекта. А за это время стоит вопрос, что делать с этими и другими обязательствами государства. Там кроме прямого снижения нагрузки есть ещё и другие аспекты, связанные не с налогами, а связанные с неналоговой нагрузкой.

А.Шохин: Да, если можно, об этом Владимир Сергеевич Лисин, председатель нашего налогового комитета.

В.Лисин: Владимир Владимирович, действительно, есть кроме фискальной чисто налоговая составляющая, которая в какой‑то степени сегодня застабилизирована, но есть некоторые отклонения в разных отраслях, в том числе это нефтяная отрасль, металлургия, транспортная и так далее: есть специфика. Конечно, неналоговые поползновения постоянно идут.

Мы взяли, посмотрели, сделали всю методику, она сейчас находится у Андрея Рэмовича [Белоусова], посмотрели, что с налоговой нагрузкой: она потихонечку ползёт вверх. А, к сожалению, неналоговая – это фактически игра каждого ведомства в отдельный вид спорта, то есть все, фактически любые попытки – экологические составляющие, хорошо, в конце концов можно как угодно рассуждать, но железнодорожный транспорт в конечном итоге – это тоже неналоговая нагрузка, 7 процентов отдали. Нам ведь рынок ничего не отдал в этом году, никому, он только снижается. А мы говорим: «А здесь можно ещё 7 процентов добавить», – и по кругу пошли все. Все по кругу попадаем в эту историю. У нас нет в этом плане консолидации, в общем‑то, ведомства, кто бы, по большому счёту, всё время мониторил эту историю и постоянно отсекал эти вещи – попытки нагрузить бизнес.

Я сейчас не буду обсуждать по мелким деталям, но их очень много по разным направлениям, в том числе и различные административные вещи, когда необходимо за те или иные функции платить, и так далее, и это выливается в постоянные платежи, это с точки зрения нашей внутренней проблемы. Внешняя проблема – это попытка нас втянуть в эту историю с торговлей углеродом.

В.Путин: Чем торговлей?

В.Лисин: Углеродом, выбросы СО2. Я понимаю, что очень часто люди не понимают, что СО2 – это газ без запаха, без цвета, и дым на трубе – думают, что это СО2. Тем не менее ни Китай, ни Индия не согласились с тем, что они будут участвовать в этой тематике. Мы сегодня, по расчётам, ниже, чем в 1990 году, – 60 процентов у нас, в общем‑то. Нам почему‑то при методике расчётов посчитали, что у нас леса нет, Красноярский край у нас вообще типа степь, то есть у нас нет обратного поглощения. И нас сейчас втягивают в эту историю, хотя, по большому счёту, мы можем просто ударить по промышленности, что в Европе и происходит. Мы в этой ситуации тоже продолжаем рассуждать про различные платежи с точки зрения этих выбросов. Но это совсем уже против нас игра.

Вот, пожалуй, всё, но детали мы всегда готовы предоставить отдельно.

В.Путин: Знаете, я не собираюсь с Вами ни спорить, ни оппонировать, я полностью с Вами согласен. Какая разница, куда платить – в налоговую службу, либо штрафные санкции платить, либо за транспорт, либо за какую‑то экологическую нагрузку, подчас и необоснованную. Поэтому это всё, конечно, должно быть сбалансированно. Мы не первый раз об этом говорим, Вы тоже знаете об этом. И с руководителями различных объединений обсуждали это неоднократно. Александр Николаевич знает, присутствовал, сам поднимает эти вопросы постоянно.

Мы договорились о том, что мы систематизируем всю нагрузку в целом и должны будем понять, а какова она и где можно реально и обоснованно снизить эту нагрузку после систематизации. Такая работа проводится. Мне кажется, предпринимательское сообщество должно быть включено. Вы как‑то принимаете в этом участие?

А.Шохин: Мы включены, в том числе после февраля, когда Вы дали рекомендацию Минфину включить РСПП в рабочие группы, мы стали активнее работать, но ещё резервы есть. Мы и с ФНС активно работаем. Пользуясь тем, что тут картинка очень интересная, рядом сидит Михаил Викторович Шмаков и Михаил Владимирович Мишустин, мне интересно узнать, договорились они по страховым платежам в их администрировании или нет.

Реплика: Переговоры.

А.Шохин: Переговорный процесс идёт. Нас, безусловно, что волнует: если сейчас все неналоговые платежи включить в Налоговый кодекс – с одной стороны, это неплохо; многие процедуры, которые доказали свою эффективность в Налоговом кодексе (например, досудебное обжалование и так далее), будут распространены на неналоговые платежи.

С другой стороны, мера ответственности и наказания, если такая же будет по всем неналоговым платежам, то бизнес это не очень устраивает. Поэтому один из вариантов: процедуры и механизмы, такие же, как в Налоговом кодексе, прописывать для неналоговых платежей, но в то же время либо это отдельный закон, либо надо принимать закон о порядке принятия федеральных законов и нормативных актов и туда как бы вписывать это. Это вопрос не чисто формальный, где это лучше урегулировать, – мы просили бы на это тоже внимание обратить.

В.Путин: Мы сейчас с голоса этот вопрос не решим, это нужно аккуратненько посидеть, посмотреть на все минусы и плюсы.

А.Шохин: Андрею Рэмовичу поручить не хотите?

В.Путин: Безусловно, будем это делать при вашем самом активном участии. Но я не могу ещё раз не сказать, что я полностью согласен с коллегой, который выступал, – коллега Лисин. И мы должны это сделать. В какой форме? Безусловно, это должна быть такая форма, которая улучшает ситуацию в ведении бизнеса, а не усугубляет её.

Вы знаете, что нами предпринимаются определённые административные шаги, например в налоговую службу мы перенесли обязанность собирать некоторые неналоговые социальные страховые средства. Поэтому с целью систематизации – не с целью увеличения сборов, а как раз с целью наведения большего порядка – постепенно по этому пути будем двигаться. Давайте вместе подумаем над всеми соображениями, которые сейчас здесь прозвучали.

А.Шохин: Нам хотелось бы также, чтобы налоговая служба, как говорится, довела свои обещания до реализации, а именно что у нас и проверок меньше будет, и платёжек меньше будет.

В.Путин: Разве это увеличивается?

А.Шохин: Нет, дело в том, что один из сюжетов, если часть администрирования уходит с соответствующими проверками в ФНС, а останутся те же проверки и так далее в старых структурах, то бизнес не только не почувствует облегчения, но, может, даже усугубление будет.

В.Путин: Мы же с Вами в своё время обсуждали и при Вашем непосредственном участии приняли решение, согласно которому все избыточные проверки должны контролироваться прокуратурой.

Кстати, вчера, по‑моему, только там был и смотрел материалы. Огромное количество, просто огромное количество необоснованных проверок прекращено либо предотвращено прокуратурой. Поэтому в этом направлении мы двигаемся и готовы двигаться дальше.

А.Шохин: Но Мишустин обещает всё равно.

В.Путин: Нет, так он выполняет свои обещания. У них же очень много сейчас без выезда на место проверок, в электронном формате, многих они не проверяют. Мы же договорились о том, что не будем проверять те предприятия, которые в течение трёх лет зарекомендовали себя положительно и не допустили никаких ошибок.

Мы попросим – может, два слова скажет руководитель. Пожалуйста.

А.Шохин: И одновременно, Михаил Владимирович, дополнение вдогонку. Ведь важно, чтобы передача администрирования не сопровождалась повышением уровня обложения в связи с отменой порогов и так далее.

М.Мишустин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники!

По цифрам. Первое – по проверкам. В течение пяти лет тренд снижения выездных налоговых проверок идёт, мы это докладываем регулярно Вам, Владимир Владимирович. В частности, в 2015 году проверок стало меньше на 5,5 тысячи, и они составили всего 30,5 тысячи выездных проверок на всю страну. А всего в течение пяти лет снизилось примерно в 2,2 раза.

Эффективность проверок растёт за счёт камеральных, абсолютно правильно сказали, это проверки, связанные с информационным взаимодействием, мы смотрим отчётность, и в этом плане риск-ориентированный подход – у нас 12 основных критериев, по которым мы проверяем, мы его публично всегда налогоплательщику заявляем.

В частности, почему приходит? Я просто приведу наиболее частую проблему: это налоговая нагрузка компании, в которой идёт выездная проверка, ниже среднеотраслевой по такому же виду экономической деятельности, средняя зарплата в компании гораздо ниже, чем по отрасли, и всё это является предметом соответствующих проверок.

То, что касается малого бизнеса, здесь вообще практически ситуация, практически не приходим на проверки, если нет участия в схемах, они уже закончились 1,5 года назад по НДС. Я скажу, что на 30 процентов в этом году снизилось количество проверок малого бизнеса: с 6,5 тысячи проверок примерно до соответственно минус 30 процентов, порядка 1800 проверок убрали. И у нас в этом плане, по опросам «ОПОРЫ» и так далее, вопросов нет. Мы просто видим хорошо по информационному взаимодействию, что творится с малым бизнесом.

По поводу страховых, о чём Вы говорите, мы исполняем поручение Президента. Проект Министерство финансов соответствующих изменений в Налоговый кодекс подготовило, он на днях идёт в Правительство. Если Вы спрашиваете моё мнение, я считаю, что должны быть погружены эти процедуры в Налоговый кодекс, они должны быть однообразны. В этом плане налог на доходы физических лиц и страховых взносов похожи, имеют одну базу, это фонд оплаты труда, и в этом смысле упрощение процедур администрирования и создание одной.

Я сторонник того, чтобы это была всего лишь одна форма взаимодействия: это документация, которую мы будем в фонды все соответствующие поставлять после периода отчётности. Это упростит нагрузку на бизнес. Один контролёр должен быть – не все фонды, а налоговые исчисления проверять в этом смысле. А уже дальнейшее совершенствование, в случае если эта база единой будет, надо проводить путём того, чтобы, например, щипать их на казначействе и так далее. Надеюсь, я ответил на эти вопросы.

В.Путин: Спасибо.

А.Шохин: Владимир Владимирович, Вы затронули тему евразийской интеграции и Таможенного кодекса Таможенного союза. Действительно, РСПП и комитет по таможенной политике, ВТО и интеграции во главе с Алексеем Александровичем Мордашовым активно над этим документами работал и продолжает работать. Если можно, он несколько слов скажет.

А.Мордашов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Спасибо за предоставленную возможность выступить. Я бы хотел высказать несколько коротких соображений по перспективам, возможностям и повышению эффективности нашей экономики в части снижения издержек внешнеэкономической деятельности.

Трудно переоценить значение внешнеэкономических связей для экономики нашей страны. Россия является естественной составной частью мировой экономической торговой системы, несмотря на любые трудности и сложности конъюнктурного и прочего характера.

Недавно состоялось событие, которое ещё раз подтвердило приверженность России принципам свободной торговли и эффективной торговли. Владимир Владимирович, Вы подписали 2 марта Федеральный закон, согласно которому наша страна стала участником Соглашения Всемирной торговой организации о содействии торговле, что открывает для нас, на мой взгляд, дополнительные возможности по снижению транзакционных издержек во внешнеэкономической деятельности. Причём, по оценкам ОЭСР, эти издержки могут снижаться от 11 до 17 процентов, а для стран БРИКС, например, на 14–15 процентов.

Реализация этих механизмов особенно актуальна для России просто потому, что у нас существует по‑прежнему определённое количество разночтений в документах, большое количество правил, регламентирующих внешнеэкономическую деятельность, значительные сложности при прохождении товаров границы, и, очевидно, всё это вызывает и задержки по времени, и дополнительные издержки, связанные со всем этим.

При этом мы знаем, что в России в последние годы реализуется целый ряд направлений по повышению эффективности несырьевого экспорта, созданы мощные системные институты стимулирования экспорта, существует дорожная карта Агентства стратегических инициатив по поддержке экспорта, совершенствованию механизмов доступа на внешние рынки, совершенствованию таможенного администрирования.

Между тем всё равно трудности в этой сфере остаются. Лучшие практики, которые закреплены в Соглашении о содействии торговле, к которому мы теперь присоединились, позволяют нам, применяя их в нашей стране, сделать существенный шаг в снижении транзакционных издержек. Тем более мы знаем, что эта сфера администрирования на границе традиционно вызывала целый ряд нареканий.

Здесь открывается путь упрощения документооборота за счёт использования электронных документов. По сути, мы можем перейти к созданию реального единого окна на границе, когда участник внешнеэкономической деятельности, экспортёр, импортёр, мог бы один раз ввести документы, получить быстро на них ответ и быстро пройти все необходимые процедуры. Особенно важно это для поддержки малого и среднего бизнеса, которые, несомненно, имеют гораздо больший потенциал участия во внешнеэкономической деятельности, чем используют сегодня. И во многом им гораздо сложнее, чем крупному бизнесу, проходить через все эти бюрократические вещи.

Нам кажется, что создание единого окна при внешнеэкономической деятельности как стратегической цели, закрепление её в каких‑то дорожных картах, возможно дорожных картах АСИ, которые сейчас закреплены только для морских портов, сделать это всеобъемлющим принципом. Плюс ещё целый ряд всяких инструментов и механизмов, которые могли бы упрощать и ускорять прохождение товаров через границу, например говорить о возможной уплате таможенных платежей после выпуска – очевидно, не сразу, не сейчас, но ставить всё это как стратегическую цель.

Мы прекрасно понимаем большие сложности, которые может вызвать достижение этих целей. Мы точно не готовы к этому сегодня и совсем не претендуем на это. Но, как нам кажется, стратегически это было бы правильной целью для нашей страны для того, чтобы снижать транзакционные издержки в столь важной сфере, как внешнеэкономическая деятельность, особенно с учётом того, что мы только что говорили и о сложностях фискального характера, нехватке инвестиций зачастую для решения наших серьёзных проблемных вопросов.

Эта сфера, которая всё‑таки, как нам кажется, требует меньших инвестиций, не требует каких‑то фискальных больших усилий и может дать большой результат. Мы, конечно, просили бы привлечь бизнес, как это сегодня, в общем, происходит, к обсуждению этих тем, к выработке решений, но стратегически выбрать это как цель для нашей деятельности, нам кажется, было бы правильным.

В.Путин: Вы сами упомянули сейчас о механизмах поддержки экспорта, которые мы создаём: это и финансовая поддержка через различные инструменты, и административная поддержка, поддержка через наши торговые представительства за рубежом. Они все сориентированы на то, чтобы поддерживать наш бизнес за границей. Конечно, основное здесь – поддержка несырьевого экспорта, это очевидно. Но не менее важны и вопросы администрирования, Вы правы.

Здесь много проблем. Я бы выделил две из них. Первое, нужно сокращать количество организаций, сидящих на границе и всё делать через одно окно, о котором Вы упомянули.

И, второе, конечно, нужно снижать в этой связи различные виды нагрузки, в том числе можно добиваться этого путём организации электронного учёта движения товаров. Два основных вопроса, есть и другие, но, на мой взгляд, это основные. По второму вопросу мы тоже действуем достаточно энергично – надеюсь, что это будет так выглядеть.

Практически мы договорились в рамках Евразийского союза с нашими партнёрами в Белоруссии, и в целом у нас сформирована и сформулирована система работы в электронном виде. С Казахстаном пока такая работа не выстроена. На последнем саммите мы об этом очень подробно говорили, Президент Казахстана понимает важность организации работы по этому направлению. Договорённость такая неформальная: до июля текущего года создать электронную систему движения товаров – до июля текущего года.

Я не знаю, прямо сейчас не готов сказать, где мы находимся с точки зрения решения этого вопроса в обговорённые сроки, но сейчас уже конец марта: апрель, май, июнь – три месяца осталось; надеюсь, что мы это сделаем. Добавить нечего, кроме того что в Евросоюзе это активно применяется и работает эффективно, мы это знаем и будем стремиться к тому, чтобы организовать эти формы работы у нас.

Да, и что касается одного окна на границе. Эта работа тоже продвигается, там не нужно, конечно, больших инвестиций, но всё‑таки нужны определённые – для того, чтобы один-два органа на границе исполняли функции всех тех (их там около десяти, по‑моему), которые сегодня работают на границе. Там нужно определённую инфраструктуру всё‑таки создавать – она создаётся.

А.Шохин: Владимир Владимирович, мы достаточно активно взаимодействуем с Евразийской экономической комиссией и должны буквально на днях, был даже план в рамках съезда, но не получилось, подписать соглашение о взаимодействии между Деловым советом Евразийского союза, куда входят пять ведущих бизнес-организаций стран-членов, и Евразийской экономической комиссией. По всем направлениям компетенции работать будем, но ключевыми направлениями, зарекомендовавшими себя, являются, кроме таможенно-торговой политики, ещё техническое регулирование и связанные с этим вопросы.

Хотел бы Дмитрию Александровичу Пумпянскому, председателю комитета по техническому регулированию, стандартизации и оценке соответствия, дать возможность высказаться по проблемам, которые здесь ещё имеют место и которые мы собираемся решать вместе и с Правительством, и с Евразийской комиссией.

Пожалуйста, Дмитрий Александрович.

Д.Пумпянский: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники съезда!

Действительно, в последние годы в России и в Евразийском экономическом союзе выстроена новая, ранее совершенно не работавшая система технического нормирования. Проделана огромная работа. Достаточно сказать, что уже вступили в действие 35 регламентов Таможенного союза. Мы все эти годы системно взаимодействуем и с федеральными органами исполнительной власти, и с депутатами Государственной Думы, и, конечно, с ЕАЭС.

В России система технического регулирования держится на трёх китах – трёх законах: базовый закон о техническом регулировании, закон о стандартизации и закон об аккредитации. Два года назад здесь же, на съезде, мы с Вами говорили об актуальных на то время вопросах, просили помочь в принятии закона о стандартизации. Закон принят, с 1 июля этого года вступает в действие. Спасибо Вам большое за это.

И вторая тема, которую мы затрагивали, – это тема федерального контроля и надзора. Речь о присутствии на рынке некачественной продукции с недостоверными сертификатами. Здесь, к сожалению, мы продвинулись, но недостаточно. Федеральной службой по аккредитации проводится системная работа по устранению с рынка недобросовестных органов по оценке соответствия. Только за прошедший год количество таких «предпринимателей» уменьшилось на 30 процентов. Это хорошо. Тем не менее нам не удалось добиться главной цели, то есть обеспечить достоверность результатов испытаний, добиться полного выполнения требований технических регламентов.

Параллельно на рынках ЕАЭС тоже растут эти недостоверные сертификаты, выданные с нарушением установленных процедур и, что нас больше всего напрягает, зачастую выданные без вообще каких‑либо испытаний, которые на самом деле предполагается, что они нужны. Естественно, что это становится пропуском на рынок недоброкачественной, даже опасной продукции, создаётся благоприятная почва для недобросовестной конкуренции, страдают не только потребители, но и добросовестные производители.

Тем более что всякие хитроумные схемы принимаются, используется уход от процедур, которые контролируются Федеральной службой по аккредитации. Наверное, это место, где нужно посмотреть более тесное участие и правоохранительных органов. ФСА уже сегодня подготовила поправки в Кодекс об административных правонарушениях – КоАП. Мы считаем, что пришло время это делать.

Одновременно с этим мы считаем, что одними административными мерами эту проблему не решить, и поэтому предлагаем обсудить дополнительное введение новой специальной процедуры, так называемой, она в мире известна, нотификации, или уполномачивания органов, работающих в сфере обязательной сертификации, что в принципе соответствует и международной практике, и стандартам ISO, Международной организации по стандартизации.

Понимание по этому вопросу уже есть. Например, правительственная программа по поддержке транспортного машиностроения на 2016 год предусматривает нотификацию органов по сертификации железнодорожной техники. По нашему мнению, этот пример и эту процедуру нужно системно внедрять и в других стратегически важных отраслях.

Предлагаем в этой связи дополнительно к процедуре аккредитации, осуществляемой Федеральной службой по аккредитации, предусмотреть инструмент нотификации уполномачивания, который позволит наделить правом сертификации продукции в стратегических важных отраслях. Сложно? (Смех в зале.)

В.Путин: Дима не надо мной смеётся.

Д.Пумпянский: К сожалению, тема такая.

В.Путин: Тема сложная, правда.

Д.Пумпянский: Дополнительная процедура, и надо её обязательно обсудить, что эта дополнительная процедура позволит сократить количество участников на этом рынке, организаций, выдающих сертификаты в стратегически важных отраслях, имеющих влияние на безопасность потребителя.

И новелла, которую мы предлагаем, и она уже предварительно обсуждена с Минпромторгом, Росстандартом, Росаккредитацией, Евразийской комиссией, что функции эти должен на себя взять исполнительный орган государственной власти. Поэтому, собственно, мы к вам и обращаемся. Ответственность за выполнение требований конкретного технического регламента. В свою очередь орган, который будет нотифицирован, к нему должны предъявляться повышенные требования, он должен иметь собственную испытательную базу, это обязательно.

У нас сегодня сотни испытательных лабораторий, грубо говоря, банкротятся, потому что в обход них это выдаётся, – мы теряем базу, теряем квалификацию и опыт работы не менее двух-трёх лет. И, что особенно важно, этот орган должен отвечать за результаты своей деятельности, его ответственность должна быть застрахована.

В этой связи предлагаем поддержать нашу инициативу. Она кажется такой занудной, но на самом деле это то, с чем предприниматели и бизнес сталкиваются каждый день. Потому что, любую продукцию выводя на рынок, ты должен получить сертификат, должен пройти процедуру сертификации ведомственную, государственную в аккредитованных органах. Сегодня здесь определённый бардак есть, и мы победить его не можем.

Поэтому предлагаем рассмотреть вопрос – поручить Правительству внести поправки в базовый закон № 184 о техническом регулировании, о введении процедуры нотификации, то есть уполномочивания в Российской Федерации. И параллельно обратиться в Евразийскую экономическую комиссию к нашим коллегам по ЕврАзЭС о введении этой процедуры на уровне ЕврАзЭС.

В.Путин: Два слова буквально скажу.

Во‑первых, вопрос считаю очень важным. Совсем недавно на одной из встреч с объединением, не помню сейчас каким, постоянно у нас встречи проходят…

А.Шохин: Может, объединить их всех?

В.Путин: Можно объединить, это Ваше решение. Как Вы посчитаете целесообразным поступить, так и сделайте, мы поддержим.

Вопрос, действительно, поднимался применительно, по‑моему, тогда к сельскому хозяйству. Там одна из коллег ставила вопрос, но с известными сельхозпродуктами, с молоком постоянно и так далее. Если кто‑то обходит эти вопросы, связанные с регламентами, то он получает преимущество на рынке.

Создавая новые механизмы, мы должны иметь в виду несколько обстоятельств. Первое, чтобы создаваемые инструменты сами не стали бы инструментом недобросовестной конкуренции, чтобы они не создавали условий для злоупотреблений. И, второе, мы, конечно, должны стремиться к созданию таких норм и схем, которые были бы сопоставимы с тем, что функционирует у наших основных партнёров и в рамках ЕврАзЭС (Евразийского экономического союза), и у наших партнёров, скажем, в Европе. Там такая система нотификации существует и успешно функционирует, это правда.

Я полностью согласен с тем, что нужно начать эту работу более активно, в том числе используя ваши предложения. Безусловно, мы должны оградить и потребителя, и для участников экономической деятельности создать необходимые прозрачные условия конкуренции.

Не знаю, в Администрации Президента, Андрей Рэмович, занимались этим вопросом? Можете два слова сказать, прокомментировать?

А.Белоусов: Эта тема относится к Минэкономразвития в первую очередь. Связано это в основном с тем – у нас сегодня что получилось: у нас вопросы технического регулирования в основном отданы сейчас на уровни Евразийской экономической комиссии, решаются эти вопросы там. Что же касается выпуска сертификатов, то существуют взаимные признания сертификатов, которые выдаются в рамках пяти стран, но при этом это прежде всего национальная функция, а присматривает за сертификацией у нас Росаккредитация, которая относится к Минэкономразвития.

Коллеги говорят о том, и справедливо, что сегодня возник такой зазор между масштабами: между механизмом работы Росаккредитации и мощностью тех организаций, которые продуцируют сертификаты. И фактически эта функция, особенно в части так называемой добровольной сертификации, в значительной мере вышла из‑под контроля.

Коллеги говорят о том, что нам нужно ввести ещё одну процедуру, то есть фактически поставить ещё один фильтр под названием «нотификация», которая упорядочит этот рынок организаций, которые выдают сертификаты. В принципе мы с коллегой Пумпянским эту тему обсуждали, мы это поддерживаем. Я считаю, что внедрение такого механизма, если, конечно, здесь не перегибать палку и не превращать это в лицензирование просто под другим названием, то в принципе такой механизм был бы оправдан. Он повысит эффективность работы Росаккредитации, поскольку они смогут сосредоточить своё внимание прежде всего на этих органах. И он даст более полное осуществление, раскрытие возможностей того закона о стандартизации, который мы приняли в прошлом году, который как раз направлен на то, чтобы больше упорядочить национальные рынки и национальные механизмы в этой области. Прежде всего это касается, конечно, технически сложной продукции, поэтому здесь для нас это всё достаточно актуально.

В.Путин: Давайте мы так сделаем. Вы сформулируете своё предложение, как Вы видите. И я об этом сказал, и коллеги из Администрации – мы в целом поддерживаем Ваше предложение, поэтому Вы его сформулируйте в письменно виде, Андрею Рэмовичу отдайте с тем, чтобы у меня была возможность поручение изложить и дисциплинировать как бы процесс работы по этому направлению.

А.Шохин: Владимир Владимирович, мы хотели бы передать в Администрацию, в частности Андрею Рэмовичу Белоусову, не только те предложения, которые Вы услышали, но и которые обсуждались на съезде и на других площадках. А уж тогда мы их потом профильтруем, конечно, и по тем, которые представляют взаимные интересы, мы просили бы Вас дать поручения, как это принято, поскольку этот способ работы является наиболее эффективным, хоть он и называется ручным управлением.

В.Путин: Хорошо.

А.Шохин: Уважаемые коллеги! Разрешите мне на этом работу съезда закрыть.

Действительно, у нас 15 выступающих было: были выступления в присутствии Владимира Владимировича Путина, выступали министры, руководители институтов развития, члены РСПП. Мне кажется, и съездовская дискуссия, и предсъездовская дискуссия, и постсъездовская (завтра у нас ещё форум саморегулируемых организаций будет) – это серьёзный вклад в улучшение деловой среды, в реализацию принципа, который, Владимир Владимирович, Вы провозгласили, а нам вместе его реализовывать, что экономическая свобода – главный драйвер восстановления экономического роста. Я надеюсь, что у нас получится совместными усилиями продвинуться по этому пути.

Спасибо Вам за совместную работу.

В.Путин: Спасибо за приглашение. Всего доброго!

© www.kremlin.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100