В первом квартале 2015 года выпуск промышленности по сравнению с прошлогодним показателем сократился на 0,4%
16 Апреля 2015 00:00:00

В первом квартале 2015 года выпуск промышленности по сравнению с прошлогодним показателем сократился на 0,4%, свидетельствует опубликованная вчера статистика Росстата. Уменьшить глубину снижения промпроизводства в сравнении с ожидаемыми цифрами позволили пищевики, химики и усиленное финансирование государством оборонного заказа. Оценки ЦМАКП свидетельствуют, впрочем, о фронтальном падении во всех отраслях, не исключая импортозамещающих и выигравших от девальвации,— исключением оказались лишь производство и распределение электроэнергии, газа и воды.

Росстат вчера опубликовал данные о промышленном производстве за первый квартал 2015 года. В годовом выражении выпуск сократился на 0,4%, в марте — на 0,6%. Обработка в марте просела на 1,9% (на 2,8% — в феврале и на 1,6% — за квартал). Добывающая промышленность остается в стагнации — в марте минус 0,4% (плюс 0,1% — в феврале и плюс 0,7% — за первый квартал). В то же время производство и распределение электроэнергии, газа и воды выросло в марте на 0,8% после падения на 1,7% в феврале — квартальный результат оказался нулевым.

В Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), пользуясь исходными данными Росстата, но другой методологией сглаживания статистических рядов, оценили падение выпуска в первом квартале на уровне 1%. Такой результат отчасти объясняется следующим: год назад рабочих дней было на два больше, при этом производство электроэнергии несколько уменьшило то обстоятельство, что среднемесячная температура в первом квартале 2015 года оказалась выше почти на три градуса.

Растущими в первом квартале оказались лишь три отрасли — пищевая промышленность, химия (фармацевтика, бытовая химия, парфюмерно-косметические средства) и машиностроение (см. график). В первом и втором случаях сработало импортозамещение, увеличению же выпуска в машиностроении на фоне продолжающегося падения инвестиций, вероятнее всего, послужило увеличение гособоронзаказа. "Что-то поддержало обрабатывающие сектора. Судя по всему, это оборонный заказ, данные по которому не публикуются",— цитирует "Интерфакс" главного экономиста финансовой группы БКС Владимира Тихомирова.

Это предположение по-прежнему (см. "Ъ" от 27 января) подтверждается как чиновниками, так и региональной статистикой. В мартовском экономическом мониторинге ИЭП имени Гайдара, РАНХиГС и Всероссийской академии внешней торговли Минэкономики отмечается: на фоне того, что в феврале экономический спад охватил более половины регионов РФ, в ряде промышленных регионов с большим оборонным заказом (Свердловская, Тульская, Кировская области) положительная динамика сохранялась. Впрочем, и тут дела обстоят не лучшим образом. Вчера замминистра обороны Татьяна Шевцова (интервью с ней "Ъ" публиковал 14 апреля) заявила, что после проверки Росмониторинга оказалось, что оборонные предприятия "в ряде случаев" тратили госденьги не на исполнение заказа, а на предоставление кредитов, покупку ценных бумаг или вовсе направлялись на банковские депозиты. "Мы не получаем вовремя ту продукцию, которая заказана, а в ряде случае уже спланирована боевая подготовка, учения на этом вооружении. К сожалению, идет срыв контрактов, сроков поставки",— заявила она.

В марте ситуация в промышленности, по данным Росстата, исправилась, и выпуск с учетом сезонности вырос на 0,4% (минус 0,7% за февраль). Но данные ЦМАКП его увеличения не обнаруживают, фиксируя небольшое углубление падения промпроизводства до 0,6% с 0,2% за февраль. По этим данным, в марте вырос лишь выпуск в электроэнергетике и ЖКХ — во всех остальных секторах наблюдалось падение. Аналитики особенно выделяют фронтальную приостановку роста производства пищевых продуктов (вероятно, благодаря ограничению спроса из-за повышения цен), стагнацию объемов добычи нефти, продолжающееся снижение выпуска транспортных средств, производства лесобумажной, металлургической продукции и стройматериалов. Отметим, общая остановка роста в отраслях, выигравших от девальвации и контрсанкций, может указывать не на ожидаемое правительством восстановление экономического роста с лета 2015 года, а на будущее углубление спада и в промышленности, и в экономике в целом.


Коммерсантъ

Читайте также:

Всемирный банк и Минэкономразвития поспорили о перспективах российской экономики

Поделитесь