Россия должна выбрать между стагнацией и развитием

3 октября 2011 00:00
Тосунян Гарегин Ашотович
Тосунян Гарегин Ашотович
Член Правления РСПП, Президент Ассоциации российских банков

Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян высказал мнение о том, что России пришла пора выбрать между стагнацией и развитием. По его мнению, в данный момент страна находится в сомнамбулическом состоянии, хотя можно сделать экономику более живой.

Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян в своем интервью программе "Вести в субботу" высказал мнение о том, что России пришла пора выбрать между стагнацией и развитием. По его мнению, в данный момент страна находится в сомнамбулическом состоянии, хотя можно сделать экономику более живой.

В нашей студии Грегин Тосунян, президент российских банков. Здравствуйте, Грегин Ашотович!

- Здравствуйте.

- Для Вас отставка Алексея Леонидовича Кудрина была неожиданностью?

- Да. Да, в значительной степени, потому что, тем более, когда на таком эмоциональном фоне, это, безусловно, неожиданность.

- Больше эмоций или больше рационального в ней было, как Вам показалось со стороны Алексея Леонидовича?

- Мне кажется, все-таки и то, и другое, безусловно, присутствовало. Но в первую очередь, все-таки эмоции.

- Значит, как бы то ни было, рынки на этой неделе реагировали не на отставку Кудрина, и не на назначение исполняющего обязанностями, если смотреть на динамику, хотя показывать приходится чаще так. Они реагировали на всякие внешние неприятности, происходившие из Европы и Соединенных Штатов.

- Они наиболее бурно реагируют на экономические причины. Потому что политические, конечно, являются серьезными, и оказывают серьезное влияние. Но только фундаментальные политические причины. Вот, допустим, революции там арабские, или, допустим, политические изменения в Европе или в Штатах. Они, безусловно, влияют. А мы влияем только на что? На цены нефти и, соответственно, зависимость рубля от нефти.

- Ну, вот давайте порассуждаем на эту тему. Потому что сейчас сложилась парадоксальная ситуация. Вроде бы, и нефть дорогая, и с государственным долгом России по сравнению со многими, много лучше. А доллар растет так, что практически не с кем сравниться. Хуже России в этом месяце выступила только Южная Африка, польский злотый и венгерский форинт. Что происходит на валютном рынке? У Вас вообще есть понимание?

- Вопрос в том, что доллар растет сегодня по отношению к евро после принятия вот этой программы "Твист", конечно же, конфигурация меняется. Европейцы пытаются это тоже компенсировать своими движениями. А на этом фоне, естественно, стоимость нефти падает. И поэтому та линейная зависимость нашего рубля на валютном рынке от нефти, она, собственно, приводит вот к такому снижению из-за того, что укрепление доллара повлечет за собой фактическое уменьшение цены нефти. Но в то же время, если мы вспомним двухмесячной давности состояние, когда как раз много паники было по поводу избыточного укрепления рубля и падения доллара, то там все те же слова, все те же опасения.

- Только зеркальные?

- С точностью до наоборот.

- И Вы предлагаете спокойно сейчас, в чем денежка лежит, в том ее и оставить?

- Да, коридор расширился. И коридор теперь уже на долгие и долгие времена будет широким. И в этом коридоре будут колебаться три валюты, четыре валюты, может быть. Но это давность. И в данном случае, уж точно, рубль, если брать не месячные промежутки, и тем более не недельные, а более длительные, рубль все-таки более чем устойчивая валюта. Даже, когда вот в 2008 году произошло спровоцированное падение, девальвация, он все равно восстановил свой курс. И поэтому, я думаю, что если Вы не дилер и не трейдер на этом рынке, то Вам, конечно, дергаться не имеет смысла.

- Вот я даже обратил внимание на такую штуку: в 2008 году примерно в равных долях был девальвирован рубль и фунт стерлингов. И после этого рубль укреплялся быстрее. А сейчас вот как раз десяти процентная разница она была фунтом компенсирована.

- Да. А возьмите за десятилетие, тем более окажется, что рубль показал себя. Это отнюдь не означает, что наша экономика такая выдающаяся, устойчивая. Мы просто очень сильно зависим от благоприятного фактора - цены на нефть. Но объективно все равно вот такая стабильность рубля есть.

- И последнее, пожалуй. Значит, в 2008 году все мы были в ужасе от того, что произошло с Лемонбразес, и говорили о банковском кризисе. Прошло три года, мы все говорим о суверенном кризисе, о долговых обязательствах правительств. Но эти ценные бумаги правительственные лежат, тем не менее, в частных банках. И вот даже на этой неделе упали опять и французы, и итальянцы, не говоря уж о греках. И все вроде это было такой параллельной с нами историей, если бы наши российские банки зачастую не перекредитовывались в Европе. Вообще, что мы можем ожидать для нашей банковской системы как следствие кризиса в еврозоне? Есть ли вообще опасность? Не полезут ли процентные ставки наверх там и у нас?

- Конечно, той зависимости от внешнего рынка с точки зрения вот заимствований и обязательств по платежам, какие приходились на конец 2008 года, сейчас нет. Многие, испугавшись, и этот испуг еще не прошел, запаслись ликвидностью. И в этом смысле это негативно отражается на том, что мы либо мало кредитуем, либо кредитуем по таким ставкам, по которым заемщики готовы принимать.

- Но это не худший негатив, скажем так.

- Не худший негатив. Избыточная перестраховка, она снижает эффективность, но зато обеспечивает спокойный сон. А мы в таком сомнамбулическом состоянии, собственно, три-четыре процента роста - это и есть стагнационное состояние. Нам надо переживать за другое, а можем ли мы позволить себе такое стагнационное развитие. Или все-таки мы должны проснуться, в разумных пределах брать на себя риски. Но эти риски должны быть связаны с инфраструктурой, с созданием рабочих мест, со средним и малым бизнесом. То есть более живая экономика, а не просто нефть, нефть, нефть и только курс нефти. И, соответственно, курс рубля.

- Ну что ж, спасибо. Гарегин Тосунян, глава российских банков был гостем нашей студии.

- Спасибо.

Видео

Поделитесь