Позиция РСПП «О мероприятиях по адаптации российской экономики к изменениям климата»
3 декабря 2020

В 2015 г. в Париже прошла 21-я международная Конференция Сторон Рамочной конвенции ООН по изменению климата. На ней было принято Парижское соглашение, в соответствии с которым все страны-участницы должны объединить усилия для сокращения выбросов парниковых газов, чтобы не допустить роста среднемировой температуры более чем на 20C по сравнению с доиндустриальным уровнем и стремиться к не более 1,50C роста температуры.

Вопросы климатической политики становятся все более значимыми как в международной, так и в национальной повестке. На международном уровне идет обсуждение подходов к реализации Парижского соглашения по климату (наиболее острые дискуссии идут по вопросам реализации статьи 6 Парижского соглашения, регулирующей вопросы финансового и нефинансового взаимодействия между странами в рамках климатической повестки), подготовка определяемых на национальном уровне вкладов в достижение глобальных целей по снижению выбросов парниковых газов, которые должны быть представлены в 2020 г., подготовка к внедрению системы отчетности по выбросам парниковых газов, формирование инфраструктуры реализации проектов по сокращению выбросов и увеличению поглощений парниковых газов и прочие процессы.

Реализация климатической политики в целом ведет как к появлению новых возможностей, так и значительных рисков для развития экономики. Возможности, в первую очередь, связаны с наличием у Российской Федерации ряда важнейших «климатических активов», которые она может использовать для защиты своих объективных и справедливых социально-экономических интересов (так же, как и другие страны активно продвигают их экономические и политические стратегии в рамках Парижского соглашения). Кроме того, «климатические активы» в той или иной форме могут использоваться в интересах российского бизнеса.

К ключевым «климатическим активам» относятся следующие:

- Российская Федерация в 1990-2018 гг. сократила объемы выбросов парниковых газов сильнее всех других стран (на 48%);

­- Российская Федерация располагает около 20% мировых лесов, обеспечивающих максимальное поглощение парниковых газов;

- в рамках принятых государством решений (в том числе в рамках национальных проектов) реализуется целый ряд содействующих снижению объемов выбросов парниковых газов мероприятий стоимостью в сотни миллиардов долларов США. В результате реализации данных мероприятий к 2030 г. Российская Федерация останется абсолютным лидером по сокращению выбросов парниковых газов;

­- Российская Федерация обладает более низкоуглеродной структурой электроэнергетики, чем большинство стран мира: около 80% выработки электроэнергии осуществляется на электростанциях с низкими удельными эмиссиями парниковых газов.

Возможности для бизнеса в рамках климатической повестки могут реализовываться в рамках внедрения новых энергоэффективных технологий, реализации и использования в экономической деятельности результатов проектов по сокращению выбросов и увеличению поглощения парниковых газов (далее – климатические проекты), развития водородной энергетики, природоподобных технологий, реализации мероприятий по адаптации к изменениям климата.

Наибольший потенциал климатических проектов сосредоточен в следующих областях: лесоклиматические проекты, повышение эффективности энергогенерирующих установок, сбор и утилизация свалочного газа, повышение энергоэффективности жилых и промышленных зданий и инфраструктурных объектов, утилизация шахтного метана, модернизация и снижение энергоемкости производства и др.

Риски же связаны с возможностью использования различных форм фискальных и ограничительных механизмов государственного регулирования, что может вести к негативным социально-экономическим последствиям.

Одним из ключевых рисков для российских компаний в рамках климатической повестки в настоящее время является возможное введение в Евросоюзе трансграничного углеродного регулирования (далее – ТУР) в отношении углеродоемких товаров, импортируемых на территорию Евросоюза. Необходимо принимать во внимание, что подобные меры носят заведомо протекционистский характер и диктуются экономическими и геополитическими интересами стран Евросоюза, в том числе необходимостью повышения конкурентоспособности европейских производителей, а также снижения зависимости от импортных поставок энергоресурсов.

В настоящее время идет дискуссия о возможных формах введения такого регулирования, в том числе прорабатываются варианты таможенной пошлины, потребительского налога на рынках конечной продукции, а также распространение на импортеров требований европейской системы торговли квотами на выбросы парниковых газов (EU ETS). Предварительные консультации, проведенные Еврокомиссией по данному механизму, показали отсутствие консенсуса по многим базовым вопросам, в том числе по конфигурации ТУР, отраслевому охвату и направлениям использования собранных денежных средств. Независимо от этого, ТУР рассматривается Еврокомиссией как дополнительный источник доходов для бюджета Евросоюза – планируется ежегодно собирать с помощью данного механизма от 5 до 14 млрд. евро. Предполагается, что ТУР войдет в Европейский закон о климате, который должен быть принят летом 2021 г. Полномасштабное введение трансграничного углеродного регулирования может быть осуществлено в 2025-2030 гг.

В случае введения ТУР финансовые потери российских экспортеров, по оценкам российских экспертов, составят 2,8-3,6 млрд. евро в год. Однако необходимо учитывать, что данная оценка предполагает попадание под действие ТУР большинства углеродоемких экспортируемых товаров, что представляется маловероятным. В случае пилотного введения ТУР для отдельных секторов, что и предполагается, суммарная нагрузка на российскую экономику будет существенно ниже 1 млрд. евро в год.

Для предотвращения негативных последствий, связанных с введением ТУР, Российской Федерации целесообразно оспаривать введение трансграничного углеродного регулирования в рамках двустороннего взаимодействия с Евросоюзом, а также в рамках ВТО и международных переговорных площадок по климату. Представляется целесообразным делать основной акцент на то, что пунктом 1 статьи ХI Генерального соглашения по тарифам и торговле запрещается установление протекционистских тарифов, дискриминация между импортируемыми товарами и товарами внутреннего производства, иные скрытые ограничения международной торговли. В то же время, частью 5 статьи 3 Рамочной конвенции ООН об изменении климата устанавливается, что не допускается использование мер по борьбе с изменением климата для ограничения международной торговли.

Кроме того, целесообразно проработать возможность координации усилий по противодействию введению ТУР с другими заинтересованными сторонами, в том числе Китаем, США, странами ЕАЭС, а также проработать вопросы возможной компенсации для российских экспортеров в рамках ТУР результатов использования иных примененных ранее асимметричных мер со стороны Евросоюза.

В случае принятия Евросоюзом решения о запуске ТУР необходимо настаивать на справедливых и прозрачных условиях применения трансграничного углеродного регулирования, в том числе на:

  • освобождении от платы отраслей промышленности, для которых Евросоюз предоставляет бесплатные квоты своим производителям;
  • определении справедливого размера ставки платы за единицу углеродоемкости продукции;
  • расчете углеродоемкости продукции по национальным методикам, разработанным с учетом международных стандартов;
  • возможности снижения оценки углеродоемкости за счет реализации климатических проектов.

По мнению представителей базовых отраслей российской экономики, которые фактически и являются объектами климатической политики, государственное регулирование должно максимизировать возможности для развития и минимизировать риски на внешних рынках. Именно данный подход позволит защитить российские компании от внешних рисков, в том числе ТУР.

Таким образом, представляется необходимым обратить внимание ответственных федеральных органов исполнительной власти на следующие направления развития государственной климатической политики Российской Федерации как на приоритетные:

  1. Создание комплексной системы учета выбросов и поглощения парниковых газов, включающей отчетность регулируемых организаций о выбросах парниковых газов.
  2. Формирование комплексных нормативно-методических и инфраструктурных условий для реализации климатических проектов (разработка национальной процедуры учета, регистрации и выпуска в обращение углеродных единиц; обеспечение функционирования национального реестра углеродных единиц; утверждение методологии оценки базовой линии и мониторинга, в том числе по лесным проектам и др.).
  3. Формирование позиции с привлечением всех заинтересованных сторон и ее активное продвижение на международных переговорах по вопросам климата и торговли для всеобъемлющего учета интересов Российской Федерации и российских компаний:
    • в части разработки правил реализации статьи 6 Парижского соглашения по климату с целью создания наиболее комфортных условий для максимальной коммерциализации российских климатических проектов; недопущения включения избыточных ограничений возможности реализации проектов по лесоразведению и лесовосстановлению; недопущения включения в нормативные правовые акты возможности введения глобальных фискальных и ограничительных механизмов регулирования выбросов парниковых газов и т.д.;
    • в части возможного введения Евросоюзом ТУР с целью максимального воспрепятствования введению данного регулирования с использованием механизмов ВТО и РКИК ООН, в случае же его введения – максимального смягчения последствий для российских экспортеров и, при наличии возможности, поиск путей для дополнительного повышения их конкурентоспособности (за счет относительно низкой углеродоемкости отдельных видов экспортируемой российской продукции).
  4. Проведение комплексной работы по всем направлениям, способствующим повышению объективности и полноты оценки поглощения парниковых газов российскими лесами. Корректная оценка поглощения важна для разработки национальных целей по сокращению выбросов парниковых газов и выбора необременительных для экономики механизмов государственного регулирования их выбросов. В то же время целый ряд экспертов отмечает значительный потенциал для повышения текущей оценки поглощения парниковых газов российскими лесами и прочими экосистемами (фактически, в 2-3 раза относительно текущего уровня), что отвечает национальным интересам Российской Федерации.

РСПП поддерживает усилия Правительства Российской Федерации и Минэкономразвития России в формировании государственной климатической политики, а также подчеркивают необходимость сохранения открытого конструктивного диалога по вопросам разработки мер государственной климатической политики и выстраивания позиции Российской Федерации на различных международных площадках.

Материалы

Постановление, PDF (442 КБ)

Поделитесь