Чиновники придумали, как превратить Крым в аналог Кипра
30 Июля 2014 00:00:00

Министерство по делам Крыма (Минкрым) разрабатывает план по превращению полуострова в «цивилизованный офшор», чтобы стимулировать развитие экономики региона. Условия для бизнеса в Крыму будут такими же, как на Кипре, обещает министр по делам Крыма Олег Савельев.

Интервью — Олег Савельев, министр по делам Крыма

Для создания офшора необходимы два элемента — налоговые льготы и возможность применять иностранное право. Параметры льгот уже разработаны, а каким образом в отдельно взятом регионе применять нероссийское право, оставалось неясным, признавали чиновники Минэкономразвития. Минкрым нашел решение проблемы.

Были предложения реализовать в Крыму концепцию Гонконга — создать в регионе отдельное право по образу и подобию, например, британского, но это нецелесообразно, считает Савельев. Он предлагает более простой вариант. Сейчас Гражданский кодекс (ГК) позволяет российским компаниям пользоваться иностранным правом, если контрагент по сделке или его мажоритарный акционер — иностранная компания либо продается зарубежный актив. Минкрым будет предлагать внести поправки в ГК, распространяющие эту норму не только на иностранных резидентов, но и на компании, зарегистрированные в Крыму, объясняет Савельев. В результате законодательство для резидентов Крыма будет максимально комфортным, обещает он.

Такая норма содержится в законопроекте, который Минкрым вчера вечером внес в правительство, рассказывает федеральный чиновник. По его словам, Минфин не высказал замечаний к этой норме, вопросы были у Минэкономразвития. Идея в целом хорошая, говорит чиновник этого министерства. Представитель Минэкономразвития не ответил на вопросы «Ведомостей».

«Такие поправки противоречили бы и самому ГК, и Конституции, которая предусматривает единое правовое пространство для всей страны», — указывает председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников. Если позволять в полностью российских сделках применять международное частное право, это может развалить правовую систему страны, опасается депутат. Он советует авторам идеи сфокусироваться на определенном виде сделок и придумать специальные механизмы для этих случаев.

Очень большое количество сделок, даже в госкомпаниях, сейчас совершается по иностранному праву. Это позволяет применять многие вещи, невозможные в российском праве, — от акционерного соглашения до отдельных сложных инструментов по хеджированию доходности сделок, объяснял руководитель одной из госструктур. Часто это требование иностранных партнеров: были попытки обязать госкомпании заключать акционерные соглашения по российскому праву, но из-за мизерной практики по таким соглашениям в российских судах убедить партнеров не удалось, вспоминает юрист госкорпорации.

Поправки, конечно, можно внести, но ведь стороны используют иностранное право не в вакууме, а с привязкой к суду, который будет рассматривать спор, указывает партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Михаил Казанцев. Поэтому российским судам будет трудно решать такие споры, можно использовать российские третейские суды или рассматривать эти споры за границей, продолжает он. США и Европа вносят сейчас в санкционные списки крымские компании — непонятно, как может договор, заключенный с крымской компанией, быть рассмотрен в суде такой страны, удивляется партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Идея хорошая, но в контексте ситуации с санкциями выглядит безумно, солидарен юрист, консультирующий иностранные компании, работающие сейчас в Крыму.

Савельев не видит рисков: «Это политики не признают, а не суды — есть контракт и контрактные обязательства».

Проблемы могут возникнуть с государственными иностранными судами. Если они будут рассматривать случаи с крымскими компаниями, то де-факто косвенно признают присоединение полуострова к России, объясняет партнер King & Spal­ding Илья Рачков. Выход — пользоваться услугами международных третейских судов, которые могут рассматривать дело лишь по существу спора, указывает Рачков. «Но по российскому праву не все споры можно передавать на рассмотрение третейских судов — надо вносить правки и в эти законы», — рекомендует он.

Надо проработать цепочку на всех этапах, рассуждает управляющий партнер Goltsblat BLP Андрей Гольцблат: от рассмотрения договора в суде и до исполнения решения суда. К примеру, в ОАЭ также есть возможность заключать сделки по иностранному праву, а в разбирательствах участвуют арбитры, приехавшие из Великобритании, рассказывает Гольцблат. В идеале надо бы создать аналогичную систему в Крыму. Но даже если внести такие правки в ГК, все равно будет много сделок, которые по закону должны регулироваться российским правом: например, сделки с недвижимостью, продажа долей в ООО и т. д., предупреждает Казанцев.

Превращение в офшор в теории может поддержать экономику Крыма: бюджеты офшоров, где нулевые ставки налогов, пополняются за счет ежегодных пошлин с компаний (гербовые сборы, годовая плата за нахождение компании в реестре, пошлины за совершение действий в реестре компаний), рассказывает Захаров. Так как в офшорах зарегистрированы тысячи бумажных компаний, доходы приличные: к примеру, на Британских Виргинских островах действующих компаний более 400 000, каждая платит $350. Еще один плюс для региона — возможность создать рабочие места для высококвалифицированных специалистов — юристов, аудиторов, добавляет Захаров. Другое дело, что возможность скрыть бенефициаров — основное преимущество офшоров. В Крыму же от компаний потребуют прозрачности, говорят чиновники.

Но чиновники рассчитывают, что поможет деофшоризация: после принятия антиофшорных законов компаниям будет невыгодно содержать офшорные «дочки», но и отказаться от налоговой оптимизации они не смогут, Крым — выход для них. Бизнесмен, входящий в первую десятку Forbes, чья компания зарегистрирована в низконалоговой юрисдикции, сказал, что не слышал о такой «творческой инициативе». То же самое говорит и топ-менеджер крупной государственной компании.

Савельев обещает обсудить с компаниями возможность переезда в Крым позже: «Нужно сделать сначала, а потом бизнес посчитает на калькуляторе, интересно ли это».

 
Поделитесь