Делить совесть по отраслям
20 июня 2013 00:00:00
Пресс-служба РСПП

Федеральная антимонопольная служба хочет усилить контроль за недобросовестной конкуренцией. Чиновники, например, хотели бы проследить, как компании переманивают сотрудников друг у друга.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) намерена поправить ст. 14 федерального закона о конкуренции, которая устанавливает формы недобросовестной конкуренции, рассказали «Ведомостям» три чиновника службы.

В действующей редакции статья запрещает распространять сведения, которые могут причинить убыток компании или повредить ее деловой репутации; не допускается некорректное сравнение с продукцией конкурентов или введение в заблуждение при характеристиках товара. Статья также регулирует использование товарных знаков. Отраслевого разделения в ней нет.

На недобросовестную конкуренцию приходится свыше 10% нарушений, выявленных ФАС. Максимальное наказание для компаний — штраф в размере 1-15% оборота: он назначается за незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности или товарных знаков.

Разные формы недобросовестной конкуренции требуют самостоятельного регулирования, объясняет необходимость поправок начальник правового управления ФАС Сергей Пузыревский: например, в сфере интеллектуальной собственности или в информационной сфере, во многих странах в антимонопольном законодательстве предусмотрено несколько статей о недобросовестной конкуренции. ФАС сама работает над правками, с другими ведомствами они не обсуждались, говорит Пузыревский.

Переманивать добросовестно

ФАС хочет подробнее описать возможные формы недобросовестной конкуренции, чтобы эта статья закона применялась эффективнее, объясняет начальник управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС Николай Карташов.

Например, ФАС хочет урегулировать переходы сотрудников в штат конкурирующей компании. Речь не идет об ограничениях для самих работников, подчеркивает Карташов: главное, чтобы работодатель не пытался завлечь сотрудников конкурента нечестными методами. Тем более что, переманив к себе в штат сотрудников конкурента, компания получает существенное конкурентное преимущество, отмечает он.

Нужно предусмотреть ответственность за распространение ложных сведений о личных качествах сотрудников или качестве их работы. Побуждая работника сменить работу, конкурент также может распространить недостоверные сведения о его действующем нанимателе, рассуждает Карташов: например, сообщить о бедственном финансовом положении компании.

Российские работодатели практически не пользуются распространением некорректных сведений с целью переманивания сотрудников, говорит Константин Борисов, владелец рекрутинговой компании Support Partners. Сами потенциальные жертвы, т. е. сотрудники компании, которых хотят переманить, зачастую обладают гораздо более полной информацией о ее перспективах, чем любые люди извне, в том числе рекрутеры, подчеркивает он.

«А прямой запрет перехода сотрудников к конкуренту едва ли возможен — за исключением случаев, когда сотрудник обладает сведениями, составляющими коммерческую тайну», — замечает Станислав Киселев, старший партнер Egon Zehnder: в подавляющем большинстве стран мира действует универсальное право на труд, а все, что может воспрепятствовать возможному трудоустройству человека, должно находить соответствующую компенсацию от работодателя.

Торговаться по-честному

ФАС также хочет ввести отдельный запрет на недобросовестную конкуренцию во время торгов, говорит Карташов. Необходимо предусмотреть в законе случаи распространения информации о конкурентах, которая способна повлиять на ход торгов или исполнение контрактов, а также ответственность за воспрепятствование участию в торгах.

Недобросовестная конкуренция во время торгов не редкость, говорит Карташов. Башкирское управление антимонопольной службы несколько лет судилось с Владимирским заводом специального оборудования, приводит Карташов пример. Завод, участвуя в конкурсе на поставку кресел-колясок, сообщил, что готов поставить продукцию российского производства, за это также полагалась дополнительная преференция от заказчика. В местное управление ФАС обратился ущемленный конкурент — ФГУП «Уфимский завод металлических и пластмассовых изделий». Но поставленные кресла оказались китайского производства, и башкирские антимонопольщики обвинили владимирский завод в недобросовестной конкуренции.

Действующая редакция статьи о недобросовестной конкуренции может затруднять доказывание, продолжает Карташов. К тому же чем подробнее будут формулировки, тем понятнее будет бизнесу, что допустимо, а что запрещено, заключает он.

Логичнее регулировать конкуренцию на торгах, внося правки в законодательство о госзакупках, удивляется партнер King & Spalding Илья Рачков. В зарубежной практике запрет недобросовестной конкуренции, как сейчас и в России, в первую очередь касается нарушений прав интеллектуальной собственности, указывает он: речь идет о рекламе, некорректных сравнениях, а также о незаконном использовании интеллектуальной собственности.

© Ведомости

Поделитесь