Деньги из будущего
3 апреля 2013 00:00:00

Дальний Восток получит уже однажды поделенные, но пока не полученные доходы от управления фондом национального благосостояния. Больше всех достанется РЖД.

На вчерашнем заседании госкомиссии по развитию Дальнего Востока премьер-министр Дмитрий Медведев призвал правительство активнее тратить деньги: «Дальний Восток — безусловный приоритет, прошу Минфин исходить из этого».

Крупнейшей расходной статьей станет инфраструктура. На транспортные и энергетические проекты в 2013-2017 гг. из федерального бюджета требуется 526 млрд руб., сообщил министр экономического развития Андрей Белоусов (см. график на стр. 05). Самое дорогое — модернизация и расширение пропускной способности БАМа и Транссиба: 980 млрд руб. в 2013-2017 гг. 260 млрд из них даст федеральный бюджет, деньги будут внесены в уставный капитал РЖД, пообещал Медведев.

Выполнение программы позволит разблокировать практически все сырьевые проекты на Дальнем Востоке, заверил Белоусов: пропускная способность транссибирских железных дорог вырастет до 38 млн т грузов к 2016 г. и до 54 млн т к 2018 г. против всего 16 млн — сейчас.

Пока в бюджете из необходимых 0,5 трлн руб. учтено лишь 47 млрд руб. на 2013 г. Нужно еще примерно по 100 млрд руб. в год, а, по предварительным расчетам, возможности бюджета на ближайшие пять лет — 40 млрд руб. в год, заметил министр финансов Антон Силуанов.

Основным источником финансирования должны стать доходы от управления средствами фонда национального благосостояния (ФНБ); в 2012 г. они составили 80 млрд руб. Правда, эти поступления уже учтены в доходной базе бюджета, напомнил Силуанов: придется перераспределять расходы. Этого не хватит, указал Белоусов: каждый год придется общими усилиями искать еще по 20-30 млрд руб.

Доходы от ФНБ — последняя попытка найти деньги, в основном источники финансирования исчерпаны, замечает главный экономист ФК «Открытие» Владимир Тихомиров.

Но поступления от размещения средств ФНБ — копейки по сравнению с необходимым региону финансированием, констатирует Тихомиров.

Есть резервы повышения доходности при управлении ФНБ, замечает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич.

ФНБ появился в 2008 г., после разделения стабилизационного фонда, для софинансирования добровольных пенсионных накоплений и покрытия дефицита Пенсионного фонда. Предполагалось, что ФНБ будет инвестировать более агрессивно, чем резервный фонд, в менее ликвидные, но более доходные долгосрочные инструменты, напоминает Гурвич, но средства ФНБ, как и резервного фонда, инвестируются в наиболее надежные иностранные гособлигации и частично размещены на депозитах Внешэкономбанка.

В конце 2012 г. президент Владимир Путин уже поручал распоряжаться ФНБ агрессивнее: до 100 млрд руб. он предложил вложить в инфраструктурные облигации. Важно, на каких условиях будут размещаться средства фонда, подчеркивает Гурвич: вместе с ними должны приходить и частные инвестиции, не менее 50% выпуска облигаций должны выкупать частные инвесторы, чтобы бумаги были объективно оценены рынком.

Деньги фонда национального благосостояния первой может получить РЖД: «Мы готовы размещать средства ФНБ [в облигационные займы РЖД]», — заявил Силуанов. РЖД планирует в 2013-2015 гг. выпустить инфраструктурные облигации на 300 млрд руб. — по 100 млрд в год со ставкой «инфляция плюс 1%», рассказывал сотрудник РЖД.

Средства ФНБ нужно вкладывать в окупаемые проекты, напоминал бывший министр финансов Алексей Кудрин (цитата по «Прайму»):«У нас в стране всего несколько [окупаемых] инфраструктурных проектов и к ним как раз не относятся проекты РЖД».

«По сути, правительство решило занять в ФНБ — с призрачным обязательством вернуть эти деньги», — объясняет Тихомиров: это возможно из-за неясного статуса ФНБ.

Функционирование резервного фонда жестко отрегулировано в Бюджетном кодексе, а с ФНБ много неясностей, согласна с Тихомировым главный экономист BNP Paribas Юлия Цепляева: во что инвестировать, затыкать ли им бреши в пенсионной системе или вкладывать в долгосрочные инфраструктурные проекты.

Правительство устраивает такой неопределенный статус ФНБ, считает Тихомиров: этот фонд в кризис уже работал как денежный мешок государства — и сейчас в случае чего можно рассчитывать на него.

По данным Минфина на 1 апреля, в фонде 2,7 трлн руб. Сейчас ФНБ не пополняется: по бюджетному правилу дополнительные нефтегазовые доходы направляются в резервный фонд, пока он не достигнет 7% ВВП (сейчас там 3,9% ВВП), после чего средства будут пополам делиться между ФНБ и инфраструктурными проектами. По оценке Минфина, это произойдет не ранее 2018 г.

«ФНБ за это время может и растаять», — пессимистичен Тихомиров. Вряд ли ФНБ будет полностью растрачен, возражает Цепляева: после кризиса стало легче охранять средства. «Судьба ФНБ зависит исключительно от политических решений», — резюмирует она.

Источник: Ведомости

Поделитесь