Девальвация с пользой
18 апреля 2014 00:00:00

Девальвация подстегнула потребление, показала статистика Росстата. Опасаясь роста цен и дальнейшего ослабления рубля, население запасалось дорогими товарами и тем самым помогло ускорить экономический рост

Вчера Росстат опубликовал основные макроэкономические итоги первых трех месяцев 2014 г. Статистика неоднородная, но и оптимистичные данные не могут скрыть тенденцию к замедлению экономики, констатирует экономист HSBC Александр Морозов.

Ранее министр экономического развития Алексей Улюкаев признал, что экономическая ситуация «напряженная»: рост ВВП в I квартале, по оценкам его ведомства, замедлился до 0,8% в годовом выражении . Причина — «инвестиционная пауза», заявил он. В марте сокращение инвестиций в основной капитал ускорилось до 4,3% после 3,5% в феврале, сообщил Росстат. Спад по итогам квартала составил 4,8% в годовом выражении.

Сокращение инвестиций — часть негативных последствий украинского кризиса для российской экономики, пишут аналитики Bank of America Merril Lynch: настроение у бизнеса ухудшилось, к тому же после повышения ключевой ставки выросла стоимость заимствований.
В то же время напряженная экономическая ситуация подстегнула потребителей, говорит Игорь Поляков из ЦМАКП: оборот розничной торговли в марте вырос на 4% после 3,9% в феврале. «Рост необычный», — замечает Поляков, тем более что реальные располагаемые доходы населения за март просели на 6,8%. Люди тратят сбережения, считает он: из-за неопределенности в экономике снижается склонность к рублевым сбережениям, зато усиливается склонность к потреблению. Дополнительный стимул — ожидания, что девальвация и инфляция ускорятся, продолжает Поляков. На инфляции в марте уже сказалось ослабление курса рубля: темпы роста цен достигли 6,9% в годовом выражении.

Потребители покупают дорогостоящие товары впрок. По подсчетам Полякова, оборот непродовольственных товаров после традиционного январского спада (-1,8%) в феврале вырос на 1,8%, компенсировав сокращение в январе, и в марте увеличился на 1,1%. Растет спрос на автомобили, бытовую технику, импортные лекарства, перечисляет Поляков. Этот рост потребления — временное явление, подчеркивает Морозов: об этом свидетельствует и совсем слабый рост в продовольственном секторе. Темпы роста оборота пищевой продукции в первые три месяца держались около нуля, указывает Поляков: спрос на продовольствие разогнать сильнее трудно, в магазинах уже удлинилось время продаж — закупленное лежит на полках.

Но замедление роста зарплат и ускорение инфляции вскоре ограничат потребительский спрос и на непродовольственные товары, указывает Морозов. В марте реальные зарплаты выросли на 3,1%. Увеличение зарплат по итогам I квартала составило 4,2%, но Улюкаев предупредил, что обольщаться не стоит: это результат повышения зарплат бюджетникам в соответствии с майскими указами президента. При этом зарплаты в частном секторе практически перестали расти из-за повышения издержек. На потреблении могло сказаться и сокращение безработицы, считает Морозов: в марте — до 5,4% — это самый низкий показатель за март за последние годы. Рост занятости мог быть вызван дозагрузкой предприятий на фоне повышения конкурентоспособности из-за девальвации, говорил Улюкаев, и также может оказаться непродолжительным.

Повышенная склонность к потреблению сохранится до середины года, если обойдется без обострения на Украине, ожидает Поляков. На потреблении до конца года может сказаться и внутренняя экономическая политика, полагает он: например, если все-таки будет принято решение нарастить госинвестиции в строительство инфраструктуры, они могут поддержать потребительский спрос через рост доходов рабочих на этих проектах.

Предварительный прогноз — рост оборота розничной торговли на 3% по итогам года, говорит Поляков. В прошлом году оборот розничной торговли увеличился на 3,9%, при этом по структуре потребления ВВП главным драйвером второй год подряд стали расходы на конечное потребление — они обеспечили экономике рост на 2,3 п. п. из 1,3%, причем чуть более чем полностью за счет домохозяйств, поскольку вклад расходов госуправления был отрицательным. Сокращение инвестиций в прошлом году вычло из темпов роста ВВП 0,8 п. п., чистый экспорт — еще 0,2 п. п.

Ведомости

Поделитесь