Достойную пенсию не гарантируют ни накопительная, ни страховая пенсионные системы
13 Октября 2014 00:00:00

В 2003 г., когда чиновники правительства единодушно продвигали в народ накопительную пенсионную систему, на одном из брифингов журналисты донимали Беллу Златкис (тогда замминистра финансов):

— Ну все-таки что лучше — копить пенсию в государственном пенсионном фонде или в частном?

— Разве можно так сравнивать? Это все равно что спросить, кто красивее — я или Александр Петрович [Починок — тогда министр труда], — ответила она.

У чиновников нынешнего правительства имеются однозначные ответы на вопрос, какая пенсия лучше. Финансово-экономический блок выступает за накопительную систему и частные пенсионные фонды. Куратор социального блока вице-премьер Ольга Голодец планомерно и успешно тянет накопления россиян в солидарную систему.

А если посмотреть на перспективы обеих систем, возникает мысль, что обе плохи. Но и по отдельности они совсем не живут, показывает анализ «Ведомостей».

Сколько накопили

12 лет назад, когда заработала накопительная система, нефть стоила $25 за баррель, средняя пенсия составляла 1600 руб., а через 30-40 лет ожидался демографический кризис.

«Очевидно, что солидарная пенсионная система — когда за счет налогов работающих финансируются пенсии стариков — не способна прокормить будущие поколения пенсионеров, и, пока еще есть время, было решено создать условия, чтобы они сами себе копили сбережения на старость», — вспоминает один из идеологов накопительной системы.

На нефть тогда особо никто не закладывался, говорит он. Наоборот, подразумевалось, что накопительная система отвяжет пенсии от внешней конъюнктуры.

С тех пор пенсионная система работает так: из общей ставки, которую работодатель уплачивает в Пенсионный фонд России (ПФР), — 22% от зарплаты — на накопительный счет застрахованного откладывается 6%. Еще 6% идет на выплаты нынешних пенсий. Оставшиеся 10% — условно страховая часть: эти взносы государство учитывает для расчета размера будущей пенсии и обязуется индексировать их минимум по инфляции, но реальные деньги тоже направляет на выплаты нынешним пенсионерам.

Что же накопилось с 2002 г., когда первый взнос (тогда — 3% от зарплаты) был зачислен на накопительные счета? Не так уж мало. Накопительный счет к концу 2013 г. вырос с 1570 до 140 700 руб., т. е. почти в 90 раз, показывает модельный расчет Ассоциации профессиональных актуариев, сделанный по просьбе «Ведомостей». Четверть этой суммы — доход от инвестирования, остальное — ежегодное пополнение взносами работодателя.

Расчет делался для условного среднестатистического россиянина (годовые зарплаты и темпы их роста — по данным Росстата, инвестдоход — по результатам государственной компании, управляющей накоплениями молчунов).

В реальности у большинства застрахованных накопления такими темпами не выросли — индексация зарплат в компаниях шла не так плавно, у части граждан были перерывы в поступлении взносов (отпуск, создание собственного бизнеса, переход работодателя на серые зарплаты). У среднего класса пенсионные накопления росли медленнее в силу регрессивной шкалы тарифов: 22% взимается только до определенного годового дохода (в 2013 г. порог составлял 568 000 руб.), а дальше тариф снижается.

«Накопительные счета наших первых клиентов, пришедших в фонд с 2004 г., увеличились в разы: по нашей базе их средний счет при переходе к нам был 8330 руб., на конец 2013 г. он вырос до 225 660 руб.», — говорит гендиректор НПФ «Лукойл-гарант» Сергей Эрлик. То есть рост «всего лишь» в 27 раз.

Это грубый расчет, нельзя считать его общей нормой, подчеркивает он, но тенденцию это отражает. «Если у человека все это время была белая зарплата, она росла или просто сохранялась в реальном выражении, то накопительный счет на таком периоде мог вырасти более чем в 10 раз», — отмечает Эрлик. «Есть счета, по состоянию которых можно понять: человек получал белые доходы, а с какого-то момента взносы работодателя сокращаются до формального уровня, значит, скорее всего застрахованный перешел в серую зону», — объясняет он.

Правда, теперь о таком приросте накоплений придется забыть. Он объяснялся ростом зарплат, которые за 12 лет в номинальном выражении увеличились в 5,7 раза в результате подъема экономики, во многом обусловленного ростом цен на нефть. Со второй половины 2014 г. экономика стагнирует, инфляция ускоряется, обесценивая зарплаты, и цены на нефть пошли вниз.

Надолго ли накопили

Накопительные пенсии неэффективны, они не способны обеспечить тот доход, который дает застрахованным государство, — таков основной аргумент Голодец, добивающейся отмены накопительных пенсий. Фактически вице-премьер имеет в виду следующее: деньги на вашем счете растут слабо, лучше отдайте их нам — и мы обещаем, что через 20 лет вы получите больше.

Чтобы всерьез это утверждать, нужно быть уверенным, что через 10-20 лет доходов пенсионной системы хватит на содержание 45 млн прогнозируемых пенсионеров.

Система же не сводит концы с концами уже сейчас — трансферт из федерального бюджета на покрытие дефицита ПФР в этом году составляет 2,3% ВВП, указывает директор Научно-исследовательского финансового института Владимир Назаров, и еще около 1% ВВП тратится на пенсионное обеспечение военнослужащих, сотрудников правоохранительной и судебной систем. «В дальнейшем есть риск роста пенсионной нагрузки на федеральный бюджет — обязательства ПФР будут расти как минимум на величину инфляции, дополнительное давление оказывает рост числа пенсионеров, при этом ВВП начинает сокращаться», — говорит Назаров.

За 2003-2014 гг. средняя пенсия выросла в шесть с лишним раз до 11 700 руб. Темпы индексации опередили и рост зарплат, и цены на нефть, и фондовые индексы. А с учетом того, что пенсионеров тоже стало больше, обязательства ПФР за этот период увеличились семикратно — до 5,1 трлн руб.

Чтобы облегчить нагрузку бюджета на выплаты пенсий, правительство приняло решение изъять доходы будущих пенсионеров.

За 2014 г. изъято около 550 млрд руб. пенсионных накоплений, из них 306 млрд — у клиентов ВЭБа, у которых по умолчанию накопительный тариф обнулился: все 6% перешли в страховую часть. Еще 244 млрд пришло с накопительных взносов клиентов НПФ — это в правительстве назвали «замораживанием накоплений». В 2015 г. изъятие повторится, и в общей сложности накопительная система за два года лишится более 1 трлн руб. (см. врез). Что будет с накоплениями дальше, пока не решено.

Ликвидация накопительной части не способна сбалансировать пенсионную систему, говорит Назаров: «Накоплениями эта дыра закрывается максимум на четверть, это как мертвому припарки».

В таком виде пенсионная система долго не проживет, особенно при новых вызовах для экономики и расходах бюджета и фонда национального благосостояния, предупреждают экономисты.

«В той же степени, что и в целом на экономику, на пенсионную систему влияют санкции, усугубляя уже развивавшиеся процессы», — объясняет главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин. Дисбаланс пенсионной системы будет расти вследствие низкого роста производительности, ускорения инфляции (а ведь государство обязалось индексировать пенсии не ниже ее уровня), меньшей собираемости страховых взносов в результате ухудшения ситуации в экономике, сокращения рабочих мест и зарплат.

«Но в ближайшие пять лет для пенсионной системы неразрешимых проблем нет, если мы сами их не создадим, — уверен Надоршин. — Федеральный бюджет сможет выдержать пенсионные обязательства при любом разумном снижении цен на нефть». Пространство для маневра дает низкий госдолг — чуть более 10% ВВП, объясняет он.

«Цены на нефть могут привести к краху пенсионной системы, в случае если падение нефти будет столь сильным и продолжительным, что ЦБ будет вынужден сменить приоритеты и отпустить инфляцию», — полагает он. «Разумным» снижением нефтяных цен Надоршин называет уровень в $80-90, а «серьезным испытанием прочности» будет цена $50-70.

«Это приведет к ощутимому снижению доходов бюджета, при этом ЦБ с большой вероятностью не справится с инфляцией. Пенсионные обязательства будут нарастать как снежный ком, и правительству придется выбирать, сохранять ли реальную стоимость пенсий или менять подходы. Если такая ситуация продлится 2-3 года, станет очевидно, что [пенсионные] обязательства выполнять можно будет весьма недолго, и найти выход из ситуации можно, только изменив систему», — говорит Надоршин.

Поэтому сейчас, когда у правительства есть ресурсы на финансирование дефицита ПФР, имело бы смысл, наоборот, увеличить вклад накопительной части для тех поколений, которые попадут в демографическую яму, полагает он.

Почему хотят сохранить накопления

Накопительная система пока не поможет обеспечить высокий уровень жизни. Накопленные к 2014 г. суммы на счетах при пересчете их в ежемесячные выплаты выглядят скромно. Пенсионер может выбрать, будет он получать накопительную часть пожизненно (рассчитывается исходя из «периода дожития» в 19 лет) или срочно — в течение 10 лет. В последнем случае ежемесячная выплата увеличивается в 2 раза. Но и при том, и при другом варианте выходит скромная сумма. К примеру, в НПФ Сбербанка пожизненная накопительная пенсия составляет 770 руб., а срочная — 1830 руб.

Такие выплаты получают люди старше 1967 года рождения, не успевшие полноценно поучаствовать в накопительной системе. Молодым же поколениям копить еще долго, и суммы выплат будут расти. Как показал проведенный в августе опрос ПФР, 55% граждан, знающих о пенсионной реформе, предпочли бы сохранить свои взносы в накопительной системе.

Накопления — это реальные деньги в отличие от баллов, по которым с 2014 г. будет рассчитываться страховая пенсия, объясняет результат Эрлик: «По какому коэффициенту будут конвертироваться баллы в выплаты к моменту выхода человека на пенсию, не знает никто, это зависит от множества неизвестных: как будут наполняться бюджет ПФР и федеральный бюджет, какие задачи будут приоритетны для правительства и какова будет его готовность поддерживать ПФР и, в конце концов, какая будет цена на нефть».

Есть и еще один аргумент. «В 2013 г., когда было принято решение об обнулении части накоплений у молчунов, люди пачками писали заявления на переход в НПФ — главным аргументом было то, что в случае смерти человека до выхода на пенсию накопления на его пенсионном счете наследуются», — делится наблюдениями руководитель компании — агента НПФ по продажам.

C точки зрения диверсификации и с учетом демографических проблем лучше использовать многоуровневую пенсионную систему, включающая солидарную, обязательную накопительную и добровольную части, убежден председатель совета директоров НПФ «Европейский» Евгений Якушев. «Чисто солидарная система провоцирует популизм — политикам легко давать обещания, последствия которых ощутит следующее поколение, — говорит он. — Наличие накопительного компонента дисциплинирует власть, заставляя проводить взвешенную экономическую политику, создавая благоприятный инвестиционный климат и контролируя инфляцию».

Что мешает сохранить накопления
Рвение Голодец в деле пенсионной реформы знакомые вице-премьера объясняют ее личными убеждениями — «она не испытывает доверия к частным пенсионным фондам».

Принципы их работы вице-премьер видела изнутри. В 2006-2008 гг. она возглавляла совет НПФ «Норникель». Когда в 2007 г. Михаил Прохоров и Владимир Потанин при разводе делили активы, фонд попал в список спорных активов. Тогда же устав НПФ был изменен, и полномочия Голодец были резко расширены. НПФ «Норникель» перешел под контроль Прохорова, но уже через год ГМК вернула фонд, провела проверку и обнаружила, что убыток НПФ за пять месяцев 2007 г. превысил 1 млрд руб., а более 95% активов НПФ «необоснованно доверено» УК Росбанка, входившей в «Онэксим» Прохорова. «Норникель» предложил бывшему руководству НПФ отказаться от пожизненной пенсии, но Голодец в 2013 г. в интервью заявила «Ведомостям», что ей об этом предложении ничего не известно.

В конце 2009 г. УК Росбанка, сменив название, инициировала банкротство, и НПФ «Норникель» понес многомиллиардные убытки. Год назад фонд был переименован в «Наследие» и продан вначале UCP Ильи Щербовича, а после акционирования его контролирующим бенефициаром назван владелец «Алора» Анатолий Гавриленко.

Эта история типична. Насобирав 1 трлн руб. накоплений россиян, НПФ оставались едва ли не самым непрозрачным финансовым институтом на рынке. Фонды не раскрывали владельцев, что не мешало им переходить из рук в руки вместе с клиентскими деньгами.

За последние 3-4 года хозяев поменяли все крупные рыночные игроки. Акционеры группы «Открытие» получили контроль над НПФ электроэнергетики и «Лукойл-гарантом», владелец О1 Борис Минц купил «Телеком-союз» и «Стальфонд», бывший владелец санированного «Глобэкса» Анатолий Мотылев — «Ренессанс жизнь и пенсии», Микаил Шишханов — НПФ «Европейский» и два мелких фонда, Евгений Новицкий — НПФ «Первый национальный» и «Мечел-фонд», Гавриленко оказался владельцем «КИТ финанса» и «Наследия» (вдобавок к имевшемуся «Промагрофонду»).

Контроль над фондом позволяет использовать пенсионные деньги для финансирования своих и партнерских проектов, объясняют участники рынка. Причем зачастую весьма рискованными способами.

До недавнего времени самым популярным было размещение денег в родственном банке, который кредитовал нужный проект. Отчетность фондов на сайте ЦБ показывает, что после смены владельца НПФ на его банковских счетах становилось заметно больше средств. К примеру, за 2013 г., в котором НПФ «Ренессанс жизнь и пенсии» был продан Мотылеву, акционеру банка «Российский кредит», фонд втрое нарастил суммы на счетах и депозитах: с 7,5 млрд руб. (40% активов) до 23,5 млрд (72% активов, с учетом новых привлеченных накоплений).

Из отчетности ЦБ не видно, в каких банках и какие суммы размещают НПФ. Информация о родственных связях поступает из других источников: к примеру, агентство S&P сообщало, что на начало апреля на брокерских счетах в Бинбанке, контролируемом Шишхановым, было размещено 10 млрд руб. средств НПФ.

ЦБ только с июля ввел список банков, на счетах которых могут размещаться пенсионные накопления. Но кое-кто к этому времени уже лишился денег: НПФ «Индустриальный» потерял около 400 млн руб. на счетах рухнувшего Инвестбанка, а в августе и сам лишился лицензии. В «Огнях Москвы» сгорела часть пенсионных денег НПФ «Стройкомплекс».

В 2013 г. правительство решило защитить риски застрахованных по аналогии с вкладчиками: с 2015 г. запускается система гарантирования — это (точнее, отбор фондов в нее) и стало поводом для заморозки накоплений за 2014 г. С накоплениями смогут работать только те фонды, которые будут в нее допущены. Гарантии распространяются на сумму взносов, которые делал работодатель. Сейчас это 70-80% суммы накопительного счета (см. инфографику).

Сам фонд гарантирования, из которого будут компенсироваться потери, формируется за счет граждан — в 2015 г. ПФР и частные фонды должны отчислить в него 0,0125% от портфелей накоплений. Выходит, начальный объем фонда составит около 300 млн руб. На пенсию в это время выйдет около 2 млн россиян с накоплениями.

Кто пострадал от изъятия накоплений
В отличие от будущих пенсионеров бизнес уже ощутил утрату накоплений. После введения санкций российские банки и компании потеряли внешние источники финансирования. Частично заместить их на внутреннем рынке могли бы пенсионные деньги, однако после изъятия взносов в 2014 г. новые деньги — а это 550 млрд руб. — на рынок не пришли, а старые уже вложены в активы.

К 2014 г. на пенсионных счетах скопилось 3 трлн руб., из них 1,1 трлн — в частных фондах. Существенная доля накоплений — примерно 440 млрд руб. из НПФ и 240 млрд от ВЭБа — размещена в банковские депозиты и счета: банки этими деньгами фондируют своих клиентов. Еще около 400 млрд накоплений от НПФ и 600 млрд ВЭБа вложено в корпоративные бонды.

Большую же часть накоплений молчунов (около 940 млрд руб.) ВЭБ держит в госдолге. Минфин в этом году испытывает трудности с размещением ОФЗ, но на помощь ВЭБа теперь рассчитывать не приходится.

Изъятие накоплений дорого обойдется экономике, предупреждали чиновники финансово-экономического блока. За два года в корпоративный долг могло бы прийти около 700 млрд руб. из 1,1 трлн пенсионных накоплений, указывал федеральный чиновник. «Это около 1% ВВП, при заморозке получается, что ВВП снизится на 1% в следующем году. И это долгосрочный ресурс для экономики, которого сейчас нет», — сожалеет он.

В условиях санкций за пенсионными деньгами гоняются крупнейшие компании — Сбербанк готов обсуждать специальные условия для привлечения 1-2-летних депозитов НПФ.

Минэкономразвития обсуждает, не разрешить ли НПФ вкладывать пенсионные деньги в субординированные кредиты крупнейших банков, хотя еще в прошлом году ЦБ запретил фондам давать деньги на докапитализацию банков, сочтя, что это подвергает деньги пенсионеров неоправданному риску.

Пенсионные деньги могли бы оживить ситуацию на рынке ипотеки. Такое уже случалось в 2009 г., когда ВЭБ запустил ипотеку на квартиры в новостройках по ставке не более 11% годовых, гарантируя фондирование банкам, выдававшим кредиты. На выкуп ипотечных облигаций, выпущенных под такие кредиты, ВЭБ направил 100 млрд руб. пенсионных накоплений. Молчунам это принесло 9% годовых. Но главное — удалось реанимировать рынок, который в 2009 г. замер. «Тогда даже крупнейшие банки опасались выдавать ипотеку, — вспоминает директор департамента структурированных продуктов Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) Денис Гришухин. — Ограничение [ВЭБа] по ставке позволило снизить стоимость ипотеки в сегменте новостроек, а также стабилизировать ставки на вторичном рынке. Спрос ипотечных заемщиков оживил строительство, в рамках программы было выдано около 300 000 кредитов на новостройки».

Сейчас подобная программа рынку бы тоже не помешала, и, как говорит Гришухин, такие предложения АИЖК направляло в правительство, но возник вопрос с источниками финансирования. «Пенсионных денег в этом году нет, остаются ФНБ (но на его средства сейчас много претендентов) и ЦБ», — признает он. АИЖК предложило ЦБ рассмотреть возможность долгосрочного репо — на 5-6 лет — под залог ипотечных бумаг, но никаких решений пока не принято. А если не будут найдены источники долгосрочных денег для банков, у них самих ресурсов для снижения ипотечных ставок нет, предупреждает Гришухин.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ведомости

Читайте также:

Пять лет без пенсии: у государства не будет средств на формирование обязательных пенсионных накоплений граждан

Накопления – дело добровольное: ПФР не видит смысла в обязательной накопительной пенсии
 

Поделитесь