Федеральная антимонопольная служба предлагает считать государственно-частным партнерством лишь те проекты, в которые частник готов вложить не менее половины средств.
21 Августа 2013 00:00:00
Пресс-служба РСПП

Все остальные будут приравнены к госзакупкам

Чиновники продолжают спорить, как развивать государственно-частное партнерство (ГЧП). Весной законопроект о ГЧП был принят Госдумой в первом чтении; он делает возможным использование различных форм ГЧП, а не только концессий, расширяет сферу их применения, разрешает передавать частнику собственность на объект.

Но чиновники не хотят давать свободу частному партнеру. В предварительных замечаниях к законопроекту (копия есть у «Ведомостей») ФАС предлагает считать ГЧП лишь те проекты, где частник предоставляет не менее 50% финансирования. Действие законопроекта должно распространяться только на соглашения о ГЧП с такой долей частных вложений, считает ФАС. Если частник дает менее 50% инвестиций, то проект нужно приравнять к госзаказу и регулироваться он будет законом о федеральной контрактной системе. Тогда частник столкнется с ограничениями. Законодательство о госзакупках запрещает совмещать лоты, придется проводить отдельные конкурсы на проектирование, строительство и эксплуатацию, приводит пример старший юрист-аналитик Vegas Lex Евгения Зусман, объект в любом случае будет в собственности государства и его нельзя заложить по кредиту, инициатива запустить проект также не может исходить от частника. Представитель ФАС отказался комментировать замечания ведомства. Представитель Минэкономразвития не ответил на запрос «Ведомостей».

Назывались разные значения минимальных частных инвестиций вплоть до 50%, говорит чиновник Минэкономразвития. Половина — это очень много, признает он, но введение минимального порога можно рассмотреть. Сегодня законопроект будет обсуждаться у первого вице-премьера Игоря Шувалова, рассказали «Ведомостям» три федеральных чиновника, речь пойдет и о разногласиях. Его представитель не ответил на вопрос «Ведомостей».

В действующих федеральных проектах ГЧП доля частного финансирования значительно ниже 50%, нет планов привлечь столь масштабные частные инвестиции и в новые проекты. Например, для строительства моста через Лену стоимостью 64 млрд руб. Росавтодор готов дать 54 млрд руб. Господдержка на уровне свыше 50% требуется и в других масштабных проектах. Так, строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань на 70% оплатит государство из бюджета, ФНБ и пенсионных накоплений, которыми управляет Внешэкономбанк, частник вложит оставшиеся 30%. Доля ожидаемых частных вложений в строительство Центральной кольцевой автодороги общей стоимостью 300 млрд руб. составит от 5 до 35% в зависимости от участка дороги.

Чтобы ускорить строительство платных трасс, госкомпания «Автодор» использует для своих проектов долгосрочные инвестсоглашения, в которых доля частных инвестиций составляет около 10%: из 149 млрд руб., которые нужны для строительства 209 км трассы М11 Москва — Санкт-Петербург, частный инвестор должен будет вложить около 16 млрд. Интенсивность на этом участке наименьшая по всей дороге и при большей доле частного софинансирования это был бы не самый привлекательный проект для инвесторов, объяснял зампред правления «Автодора» Александр Носов. Но такое соглашение лучше стандартного подряда: частные инвестиции — залог качества строительства и эксплуатации, ведь в случае несоблюдения требований исполнитель контракта может лишиться части доходов.

Чтобы государство могло выбрать между ГЧП и госзаказом, в мировой практике принято оценивать не долю частных инвестиций, а эффективность использования каждой из форм — такие методики есть в других странах, например в Австралии, объясняет Зусман. Можно проанализировать, как аналогичные проекты финансировались в России и за рубежом, оценить бюджетную и финансово-экономическую эффективность проекта, сравнить затраты государства и риски, рассуждает она. Минэкономразвития предлагает в законе о ГЧП прописать общие критерии использования этого механизма, а методологию и порядок оценки определит правительство.

Устанавливать минимальный порог не имеет смысла еще и потому, что объем финансового участия государства — это предмет конкурсных процедур, напоминает Зусман: по итогам отбора он, как правило, пересматривается, а затем может меняться в ходе реализации проекта, например, из-за штрафов или компенсаций. В каком-то смысле ФАС права, считает директор по развитию «Трансстроя» Павел Турбанов: термин «государственно-частное партнерство» нуждается в формализации, и хотя 50% — действительно слишком высокий порог, проекты с частным финансированием на уровне 10-15% — это иллюзия ГЧП.

Ведомости

Поделитесь