Гайдаровский форум признал Россию попавшей во все ловушки разом
16 января 2014 00:00:00
Пресс-служба РСПП

Открывшийся вчера в Москве Гайдаровский форум начался с показательного изменения риторики: премьер-министр Дмитрий Медведев официально признал внутренние проблемы главной причиной замедления роста ВВП, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева объявила о "стагфляции" в экономике как о состоявшемся факте, а первый вице-премьер Игорь Шувалов де-факто согласился с диагнозом "ловушки средних доходов" для экономики РФ. Оценки генерального секретаря ОЭСР Хосе Анхеля Гурриа для России оказались оптимистичнее российских, впрочем, для всех властных структур в РФ сейчас есть причины считать потенциальные угрозы уже реализованными.

Тема дискуссии, развернувшейся в первый день Гайдаровского форума в Москве, была более чем предсказуемой. Однако если обсуждение причин снижения темпов экономического роста было 15 января совершенно неизбежным, то отказ от доли демонстративного оптимизма в публичных выступлениях предсказать было невозможно, а произошло именно это.

Наибольшая доля оптимизма сохранилась в выступлении премьер-министра Дмитрия Медведева. Впрочем, и ему пришлось согласиться с декабрьским заявлением президента Владимира Путина о внутренних причинах снижения темпов роста ВВП в 2013 году: торможение производства и инвестиций, сопровождающееся ростом инфляции при стабильно высокой цене нефти, по словам премьер-министра,— следствие внутренних проблем, структурных и институциональных. Среди них он выделил "ограничения по цене рабочей силы, которая достаточно высока", и недостаточное развитие институтов при достаточно высоком уровне доходов, что лишь увеличит отставание РФ в конкуренции с развивающимися и развитыми странами. Впрочем, эти проблемы "не являются результатом ошибок прошлого", убежден господин Медведев. "Это, скорее, следствие достаточно успешной реализации экономической политики последних 10-12 лет, которая и позволила нашей стране подняться на качественную ступень, на которой мы сталкиваемся с совершенно другими по своей природе и масштабу вызовами",— говорит он.

Вытекающий из сказанного премьером диагноз российской экономики — "ловушка среднего дохода", когда достижение определенного уровня благосостояния при слабой структуре экономики и институтов останавливает ее рост. Но если Дмитрий Медведев считает такой диагноз лишь "опасностью", то первый вице-премьер Игорь Шувалов — фактом. "Даже состояние депрессии больше помогает выйти из него, чем затянувшееся нахождение в равновесном состоянии. Оно может быть очень опасно для нас",— заявил вчера господин Шувалов.

Еще более пессимистичным было утром 15 января выступление на Гайдаровском форуме Ксении Юдаевой, первого зампреда ЦБ. Она заявила о "стагфляции" в экономике РФ как о существующем явлении. Напомним, как и "ловушка средних доходов", "стагфляция" — термин, скорее, описательный и эмпирический, он предполагает сочетание быстрой остановки экономического роста и деловой активности в сочетании с всплеском до уровня высокой (5-10% в год роста индекса потребительских цен, ИПЦ) или галопирующей (до 15-20%) инфляции и безработицы. Наиболее яркие картины стагфляции описаны для США и ЕС в середине 1970-х и начале 1980-х в неоклассической теории, принятой в настоящее время большей частью экономистов за стандарт, нет теоретической модели, точно описывающей стагфляцию.

От формальной стагфляции нынешняя ситуация явно отличается отсутствием взлета безработицы и сильных девальвационных трендов, тем не менее госпожа Юдаева говорила о стагфляции в РФ в настоящем, а не в будущем времени, и это не вызывало протеста у ее коллег. Не выводимая из предыдущей динамики агрегата M2 динамика индекса потребительских цен и инфляционных ожиданий во втором полугодии 2013 года — то, что сильно беспокоит экономический блок российских властных структур. Отметим, тренд этот не закончен: заместитель главы Минэкономики Андрей Клепач вчера прогнозировал январский прирост ИПЦ в 0,8-0,9%, опубликованная в это же время сводка Росстата по ценам за две недели уже давала прирост в 0,3%. Высочайшие инфляционные ожидания конца года (13% прироста ИПЦ в 2013 году) остаются чисто российской спецификой, но в любом случае при нынешней жесткой денежной политике ЦБ при сохранении оттока капитала и более или менее стабильном реальном курсе рубля снижение инфляции до 4-4,5% — вопрос месяцев. Тем не менее официальная позиция ЦБ: стагфляция уже здесь.

Между тем результатами первого дня форума Дмитрий Медведев остался доволен: он признал, что на многие такого рода мероприятия приходит в пессимистичном настроении, а вот оценка ситуации в РФ генсекретаря ОЭСР Хосе Анхеля Гурриа "зарядила" его "оптимизмом". "Даже кризис, как сказал мой коллега господин Гурриа, в России лучший",— заявил глава правительства, предложил сделать эту фразу лозунгом дискуссии. Впрочем, по ряду причин заимствования из позиции ОЭСР вне зависимости от рациональности рекомендаций Белый дом действительно вынужден свести именно к лозунгу.

Несколько в стороне от общего настроения осталась оценка главы Минэкономики Алексея Улюкаева: наблюдаемые явления не кризис, а переход на другую модель экономического развития (что, отметим, является в ряде моделей объяснениями и "ловушки средних доходов", и "стагфляции"). При этом очевидно, что у всех выступавших на открытии Гайдаровского форума есть причины чуть пережимать с пессимизмом: для всех сторон внутриполитической дискуссии 2013-2014 годов острый кризис является едва ли не единственным способом провозгласить необходимость более глубоких структурных и даже институциональных реформ, чем это считается политически допустимым в Кремле. Проблема в том, что в новой модели развития, к которой с большой вероятностью переходит РФ, Минэкономики пока предпочитает демонстрировать лишь будущие возможные сильные стороны.

Коммерсантъ

Поделитесь