Капитальная скромность: банки не спешат наращивать собственные средства
4 Сентября 2014 00:00:00

Небольшие банки верны себе. За несколько месяцев до вступления в силу новых минимальных требований к капиталу (300 млн руб.) исполнившие их — в меньшинстве. Впрочем, дело не только в традициях. Процветавшую ранее схемную капитализацию регулятор существенно усложнил. А вкладывать реальные деньги в изменившихся условиях готовы немногие.

Последние данные о том, как продвигается докапитализация банковского сектора до 300 млн руб., необходимых к 2015 году, "Ъ" в кулуарах XII Международного банковского форума "Банки России — XXI век" в Сочи сообщил зампред Банка России Михаил Сухов. На 1 августа капиталом 300 млн руб. не обладали 136 банков с общей суммой нехватки 9,1 млрд руб., что составляет 28,7% требуемой величины. На начало года таких банков было около 180. Таким образом, пока — за четыре месяца до времени "Ч" — докапитализировались менее 50 игроков.

Впрочем, тут банки себе верны. "Темпы докапитализации, несмотря на большую абсолютную величину требуемых средств, примерно те же, что и в предыдущие два этапа,— указывает господин Сухов.— Дело в том, что в силу больших масштабов бизнеса возможностей заработать прибыль у банков с реальным капиталом от 180 млн гораздо больше, чем было у банков с капиталом от 90 млн руб.". Собственно, прибыль и есть основной источник текущей докапитализации, констатирует он.

Действительно, как показал опыт принудительной докапитализации банков — до 90 млн руб. с 2010 года и до 180 млн руб. с 2012-го, большинство игроков с капитализацией не спешат, а многие и вовсе предпочитают все делать в последний момент, исчерпав другие, в том числе схемные, возможности. Так, например, в 2011 году из 185 банков с нехваткой капитала в начале года к ноябрю осталось больше половины — 103 игрока. При этом за ноябрь их число сократилось сразу до 69.

Впрочем, по мнению самих банкиров, объяснений этому может быть несколько.

"Подавляющее большинство недокапитализированных банков все равно рано или поздно лишатся лицензии — все это понимают, в том числе и собственники. А для того, чтобы увеличить капитал, в банк хотя бы на день надо завести реально "живые" деньги. Их сегодня у многих просто нет, поэтому и тянут",— рассуждает собеседник "Ъ" в одном из мелких банков. С другой стороны, продолжает банкир, реально процесс докапитализации банка затягивается в среднем на полгода. По его словам, на практике Банку России довольно непросто доказать, что акционер прислал с кипрского офшора реальные легальные деньги, постоянно просят какие-то справки — одним словом, процедура не из легких.

Впрочем, сейчас в ЦБ рассчитывают, что текущая капитализация у многих банков будет происходить за счет честно заработанной прибыли, без схем. "Основание для таких оценок — ужесточение регулятивной среды, произошедшее по итогам анализа опыта предыдущих этапов докапитализации",— пояснил господин Сухов. Речь идет об ужесточении требований к качеству активов, включая требование безусловного создания резервов при отсутствии подтверждающих это качество документов, установлении препон кассовым махинациям, письме 172-Т, ужесточающем подход к выявлению и борьбе с сомнительными операциями, включая установление лимитов, при превышении которых за банком начинается тотальный контроль, часто заканчивающийся отзывом лицензии, и пр. Всего этого раньше не было. "Специфика сегодняшней ситуации в том, что с ЦБ теперь практически невозможно договориться. Ну, заведете вы схемный капитал в банк, а дальше что?.. Теперь проверки ЦБ — это сборная солянка совершенно неизвестных ранее сотрудников, зачастую из регионов. Поэтому договорные отношения в такой ситуации установить непросто",— признается представитель небольшого банка.

Гораздо более жесткое регулирование и есть главное отличие текущей докапитализации от предыдущих, констатирует Михаил Сухов. Отсюда логично вытекает еще одно отличие, а именно менее рыночный характер сокращения числа недокапитализированных игроков. Если раньше они теряли этот статус чаще по собственной воле — как через увеличение капитала, так и через консолидацию с другими игроками или преобразование в небанковские кредитные организации, то теперь на фоне расчистки рынка от сомнительных и неустойчивых игроков заметную роль играет фактор принуждения, указывают эксперты. Так, с начала года к 1 августа лицензий по разным основаниям лишились около 20 игроков с капиталом менее 300 млн руб. (а всего за семь месяцев лицензии лишился 41 банк). Таким образом, устранение почти половины случаев несоответствия новым требованиям по капиталу за семь месяцев текущего года обеспечили не сами банки, а ЦБ.

С учетом всего этого прогнозировать, сколько банков останется за бортом на этот раз, в ЦБ не берутся. Осторожны в своих оценках и сами банки. "Думаю, что заметная часть банков лишится лицензии, если они не смогут привлечь новых партнеров или, например, не преобразуются в НКО,— рассуждает зампред Далетбанка Андрей Самарцев.— Мы же надеемся нарастить свой капитал за счет прибыли, нам не хватает всего около 12 млн руб.". Хотя, по оценкам партнера BDO в России Дениса Тарадова, в условиях того, что времени на докапитализацию осталось немного, реально исправить ситуацию смогут не более 20% проблемных банков. "Об увеличении капитала было известно давно. Все, кто хотел увеличить капитал, либо это уже сделали, либо находятся на финишной прямой",— уверен он. Вместе с тем надзор не всесилен и за всеми уследить не в состоянии, поэтому банки все равно продолжат искать пути обхода, рассуждает собеседник "Ъ" из банка, входящего в седьмую сотню.

Газета "Коммерсантъ" №158 от 04.09.2014

Читайте также:
ЦБ превратился в основного кредитора российской экономики

ВЭБу будет запрещено давать кредиты компаниям и гражданам из офшоров

Поделитесь