Лишний год анонимности
3 Декабря 2013 00:00:00
Пресс-служба РСПП

Пенсионные фонды, собравшие уже 1 трлн руб. накоплений граждан, смогут раскрыть реальных владельцев через год после вступления в систему гарантирования.

На прошлой неделе на совещании в правительстве было решено временно смягчить процедуру акционирования для НПФ, привлекающих накопления граждан, рассказал «Ведомостям» замминистра финансов Алексей Моисеев.

Предполагалось, что с 2015 г. привлекать пенсионные накопления граждан смогут только те НПФ, которые вступят в систему гарантирования (аналог системы страхования вкладов у банков). Чтобы попасть в нее, НПФ должны быть преобразованы в акционерные общества и раскрыть конечных бенефициаров. Только выйдя из тени, НПФ получили бы право привлекать накопления граждан.

Теперь им удастся — по крайней мере на первом этапе — привлекать накопления, не раскрывая конечной структуры акционеров. Такой порядок будет действовать всего год — до 2016 г., говорит Моисеев.

По словам замминистра, фондам будет предоставляться выбор — сразу акционироваться в пользу «конечного владельца» либо разделиться на два фонда, один из которых временно станет акционером второго.

«Разделяется условно фонд-1 для работы с накоплениями и фонд-2 — для бизнеса по негосударственному пенсионному обеспечению. “Фонд-2” может временно выступить 100%-ным акционером для фонда-1», — описывает Моисеев. Но через год — к 2016 г. — такому фонду все равно придется раскрыть «финального акционера» или уйти с рынка накоплений, указывает он.

Сейчас НПФ являются некоммерческими организациями. Такой статус не позволяет регулятору увидеть, кто фактически контролирует фонд, какие у него риски по операциям со связанными сторонами, чем обеспечены его обязательства и проч. Все сделки с фондами совершаются вне правового поля — до сих пор регулятор о смене владельцев фонда даже не знал.

Чтобы поднять доверие к фондам, первый вице-премьер Игорь Шувалов поручил сделать их статус понятным и прозрачным. Борьба за прозрачность НПФ была главным аргументом, когда правительство объявило о замораживании накоплений россиян за 2014 г. в Пенсионном фонде России.

Теперь же получается, что фондам оставили лазейку, чтобы сохраниться в тени еще на год.

Принимая такое решение, правительство преследовало другую цель — помочь «Газпрому» и РЖД, инвестиционная привлекательность которых может пострадать от консолидации подконтрольных им крупнейших в стране пенсионных фондов. «К нам обращались крупнейшие фонды», — признает Моисеев, не называя обращавшихся.

В ноябре на рабочих группах в Минфине мегарегулятор настаивал на том, чтобы акционирование НПФ осуществлялось в пользу реальных собственников, рассказывают два участника совещания. Такое условие содержится и в презентации ЦБ по предложениям ко второму чтению в Госдуме законопроекта об акционировании НПФ.

Однако против такой модели акционирования выступили два крупнейших российских НПФ — газпромовский «Газфонд» и фонд РЖД «Благосостояние», рассказывали «Ведомостям» источники на рынке.

Причина — в том, как такое акционирование способно повлиять на материнскую структуру. «Акционирование НПФ может повлечь следующие последствия: обязательства НПФ будут консолидированы с обязательствами материнской компании в соответствии с требованиями МСФО, что может негативно повлиять на показатель финансовой устойчивости и уменьшить инвестиционную привлекательность компании», — отмечает ЦБ в своей презентации.

Учитывая, что у обеих монополий есть публичный долг, а акции «Газпрома» торгуются на бирже, консолидация НПФ несет серьезные риски для инвесторов, по бондам могут пробиться ковенанты, рассказывал «Ведомостям» финансист, участвовавший в рабочих группах Минфина.

«Мы предложили дать дополнительный срок, чтобы у фондов было время провести анализ, как консолидация повлияет на баланс материнской компании, чтобы эту информацию оценили акционеры [материнской компании]», — говорит исполнительный директор «Благосостояния» Юрий Новожилов.

В «Газпроме» и «Газфонде» не стали комментировать вопрос.

«Понятно, что этот “год в тени” возник не намеренно, это последствие; задача была дать время на решение этих вопросов с МСФО нашим крупнейшим компаниям — учредителям этих фондов, потому что у них объективно возникает негатив при прежнем сценарии акционирования. И, естественно, речи не идет о том, чтобы до этого дошло [до реализации этих рисков], но теперь возникают другие риски — если будут злоупотребления, то за потери расплачиваться уже придется из фонда гарантирования, но мы рассчитываем на надзор ЦБ», — говорит чиновник заинтересованного ведомства.

Есть и риск налоговых последствий — при получении 100% акций своего НПФ у материнской структуры появляется база для налогообложения, а в случае с крупными фондами «это очень приличные суммы», признает другой участник совещаний.

Ведомости

Поделитесь