Монополии готовятся к замораживанию тарифов и могут попросить компенсацию из бюджета
13 сентября 2013 00:00:00
Пресс-служба РСПП

Президент Владимир Путин согласился в 2014 г. не повышать тарифы на услуги естественных монополий. Об этом в среду ночью по окончании совещания у Путина сообщил министр экономического развития Алексей Улюкаев.

Индексация тарифа на железнодорожные перевозки перенесена с января 2014 г. на январь 2015 г. — на уровень инфляции предыдущего года, объявил Улюкаев. Пока, по прогнозу Минэкономразвития, это означает рост на 4,6%. Тарифы на газ для всех потребителей и электроэнергию (сетевая составляющая) также будут повышены лишь в июле 2015 г., а не годом ранее, добавил он.

Инвестпрограммы инфраструктурных монополий не должны «существенно пострадать», призвал вчера премьер Дмитрий Медведев: нужно «искать источники».

Представитель «Газпрома» отказался от комментариев. Его инвестпрограмма — крупнейшая среди инфраструктурных монополий — 975 млрд руб. в 2012 г., план на 2013 г. — 705 млрд. Гендиректор «Россетей» Олег Бударгин заявил, что решение правительства создает дополнительные стимулы для повышения эффективности и «наведения порядка», правда, инвестпрограммы «дочек» все-таки придется проанализировать, а заодно ужесточить финансовый контроль. Могут ли инвестпрограммы сократиться и как сильно, Бударгин не сообщил. Пока план по капвложениям на 2014 г. — 144,4 млрд руб., указано на сайте компании (на этот год — 147 млрд).

Президент РЖД Владимир Якунин первым из руководителей монополий объявил, как сильно может быть урезана инвестпрограмма — до четырех раз. У РЖД есть и более пессимистичные оценки (см. врез).

Такие предупреждения, скорее всего, лишь часть переговорного процесса, считают аналитики «ВТБ капитала»: менеджмент РЖД должен безболезненно для финансового положения компании сократить издержки. Компания может потерять около 60 млрд руб. выручки, говорил федеральный чиновник. Есть и другой путь, отмечает «ВТБ капитал»: возможно, РЖД удастся договориться о компенсации из бюджета. Не исключено, что попросят субсидию и другие монополии, говорили их сотрудники.

Пока вопрос о компенсации из бюджета не ставится, сказал чиновник правительства. Монополии наверняка попробуют получить деньги, но ресурсы бюджета ограничены, замечает партнер ФБК Игорь Николаев, если на кону будут социальные обещания из указов президента и помощь монополиям — правительство выберет указы.

Государство не в первый раз ставит перед госкомпаниями задачу резать издержки. Весной 2011 г., еще на посту президента, Медведев поручил госкомпаниям сокращать расходы на 10% в год в течение трех лет — в расчете на единицу продукции «в реальном выражении». «Транснефть» тогда предложила поставщикам и подрядчикам снизить цены на 10%, те пошли навстречу крупному клиенту, а компания в ответ сократила сроки расчетов и увеличила авансы. С просьбой снизить цены на 15% обращалась к своим контрагентам и «Роснефть», сообщал в прошлом году «Интерфакс».

Сейчас монополиям будет сложно давить на поставщиков, указывает Николаев: например, РЖД — один из крупнейших потребителей металлургии, а в этой отрасли и так сложная ситуация. «Госмонополии могут прогибать поставщиков по ценам ровно до тех пор, пока те вплотную не приблизятся к ценам экспортных поставок», — отметил сотрудник металлургической компании.

Монополиям останется бороться за сокращение инвестпрограмм, предупреждает Николаев, ведь эффективность за год не повысишь. Монополии нужно ставить в жесткие рамки, считает Валерий Миронов из Центра развития Высшей школы экономики: не дать сократить инвестпрограммы и обязать принимать комплексные программы сокращения издержек.

Экономика должна оказаться в выигрыше, надеется Минэкономразвития: темпы роста ВВП благодаря замораживанию тарифов ускорятся до 3% вместо ожидавшихся ранее 2,8%. За первое полугодие 2013 г. обрабатывающая промышленность потратила на тепловую и электроэнергию, топливо, газ и железнодорожные перевозки около 68 млрд руб., или около 10% чистой прибыли, подсчитал Миронов. При индексации тарифов на эти регулируемые товары и услуги в среднем на 10%, как раньше, промышленникам пришлось бы повысить цены в среднем на 0,7-1 п. п. — теперь этот процент можно прибавить к рентабельности, которая в последнее время снижается, продолжает Миронов.

Железнодорожные тарифы составляют более половины стоимости угля при его продаже, говорит сотрудник угольной компании, себестоимость 1 т колеблется на уровне $30-40, расходы на ее перевозку по железной дороге — $50-60. Замораживание тарифов на год позволит получить дополнительную прибыль при сохранении текущих затрат, радуется он. Решение сильно увеличит возможность инвестировать в развитие, замечает сотрудник металлургической компании. Стабилизация тарифов должна носить долгосрочный характер (3-5 лет), говорит участник металлургического рынка. Нужны детальные расчеты последствий решения даже для компаний, которые являются одновременно и поставщиками монополий, и их потребителями, дать обоснованный прогноз для экономики в целом — еще более сложная задача, передал через пресс-службу президент РСПП Александр Шохин, в замораживании тарифов есть и позитивные моменты, и серьезные риски.

Ведомости

Поделитесь