Правительство подготовлено к отражению неизвестных пока угроз
1 октября 2013 00:00:00
Пресс-служба РСПП

Бюджет на 2014-2016 годы внесен в Госдуму — несмотря на то что крупнейшие решения в его рамках вчера продолжали обсуждать в Кремле и Белом доме. Последнее из таких решений, принудительный перевод всех клиентов пенсионной системы в 2014 году на страховую схему на год, снизит годовой трансферт Пенсионному фонду на 243 млрд руб. Реквизиции последнего часа почти не отразились на параметрах бюджета — прямая цель, ради которой это делается, неочевидна. Белый дом готовится встретить во всеоружии новый кризис, сравнимый с кризисом 2008-2009 годах, хотя и не вносит его в бюджетные проектировки и даже не предполагает вслух, в чем именно он будет заключаться.

Во второй половине дня бюджет на 2014-2016 годы вместе со всеми приложениями к нему был внесен в Госдуму. Еще утром 30 сентября вполне можно было предположить, что правительство немного скорректирует сроки внесения основного финансового документа федеральной власти на ближайшие три года в парламент,— утром у президента Владимира Путина прошло совещание без вице-премьеров с главами Минфина Антоном Силуановым, Минздрава Вероникой Скворцовой, Минтруда Максимом Топилиным и Минобороны Сергеем Шойгу, и это совещание было посвящено именно подготовке бюджета. В графике премьер-министра Дмитрия Медведева на вторую половину дня стояло совещание по вопросам пенсионной системы, также связанное с бюджетом. По данным "Ъ", ряд вице-премьеров также запланировали совещания на вторник-четверг, решения на которых не могли не повлиять на параметры бюджета.

Тем не менее вне связи с обсуждениями и федеральный бюджет, и бюджеты социальных фондов, и прилагающиеся документы в окончательном виде были представлены Госдуме. Практика бюджетного процесса последних лет предполагала, что "политические" вопросы с ценой выше 20-30 млрд руб. расходов в парламенте не решаются, хотя теоретически правительство может в течение месяца и даже дольше вносить в проект какие угодно предложения, вариант от 30 сентября — это условный консенсус правительства и администрации президента по федеральным доходам и расходам 2014-2016 годов.

Напомним, в 2013 году бюджет составлялся крайне необычно. Крупнейшие содержательные решения в нем — сокращение в 2014 году отдельных категорий госрасходов на 5%, замораживание тарифов госмонополий, зарплат и части соцвыплат в бюджетном секторе, "нефтяной налоговый маневр" (см. "Ъ" от 20, 23, 25 сентября) — принимались не летом, а в конце августа—сентябре. Как выяснилось, даже за три дня до "бюджетного дедлайна" в бюджет можно внести крупные изменения: проект от 30 сентября уже содержит фактическую конфискацию у граждан средств пенсионных накоплений за 2014 год с компенсацией ее в будущих страховых обязательствах Пенсионного фонда.

О проекте такого решения вчера со ссылкой на источники сообщила газета "Ведомости", однако, как удалось выяснить "Ъ", решение было принято в прошлую среду (премьер-министр Дмитрий Медведев и ряд профильных министров находились в это время в Астане и не были в курсе проекта). После встречи вице-премьера Ольги Голодец с Владимиром Путиным — именно поэтому решение уже учтено в проектировках бюджета на 2014 год. Схема выглядит следующим образом. Пенсионные накопления, созданные гражданами в 2013 году, на период акционирования негосударственных пенсионных фондов (НПФ) будут переданы под управление структуры ВЭБ. Отчисления, сделанные в 2014 году и администрируемые Пенсионным фондом, не будут перечислены в накопления вообще — "в 2014 году все указанные поступления будут зачисляться в распределительную составляющую системы", говорится в пояснительной записке к федеральному бюджету (в бюджете ПФР на 2014-2016 годы изменения уже учтены — трансферт фонду из бюджета от плана сокращен на 243 млрд руб.).

Заместитель главы Минфина Алексей Моисеев вчера официально подтвердил: пенсионная система в 2014 году будет "временно страховой". Исходя из бюджетных документов, у социального блока Белого дома были содержательные причины для реквизиции накоплений 2014 года — это и "акционирование-фильтрация" НПФ, и неготовность системы гарантирования пенсионных вкладов, и нерешенность вопроса о том, что будет происходить со средствами накоплений НПФ, которые не смогут акционироваться. На 2015 и 2016 годы сумма трансферта ПФР, кстати, почти не изменилась по сравнению с ранее оглашенной Антоном Дроздовым,— 629,19 млрд руб. (ранее была 609 млрд руб.) и 766,38 млрд руб. (741 млрд руб.) соответственно. "Принимаются необдуманные, непроработанные решения, накопительная система постепенно ликвидируется — при этом риски, связанные с этим, никем не просчитываются",— комментирует ситуацию руководитель крупного НПФ. В целом на этом рынке уверены в будущей ликвидации накопительной системы вообще.

Парадоксально, но на такой резкий и в целом политически чувствительный шаг (например, аналитики Альфа-банка в ежедневном инвестбюллетене прямо называют его "крайне негативным" и говорят о сильном отрицательном влиянии решения на инвестклимат — и это не самый резкий комментарий) власть идет не ради решения каких-либо острых проблем — в целом их после сентябрьских совещаний почти не было,— а ради простой экономии.

Источники "Ъ", близкие к правительству, уверяют, что на решении о "страховом годе" госпожа Голодец не настаивала, но это была только часть решений, которые в последнюю неделю поддерживал Минфин и именно ради балансирования даже не текущей конструкции, а потенциальных рисков бюджета. Единственное новое крупное решение в бюджете — формирование в разделе "национальная экономика" резерва "поддержки организаций и граждан" в размере 80-95 млрд руб. допрасходов в год: это еще один антикризисный резерв.

Практически все собеседники "Ъ" в Белом доме, объясняя происходящее, предлагают обращать внимание на "ухудшающуюся ситуацию на внешнем рынке" — сентябрьская коррекция уже подготовленного проекта бюджета считается усилением мер предосторожности перед лицом возможного нового мирового экономического кризиса, сравнимого с кризисом осени 2008-го — первого полугодия 2009 года. При этом, несмотря на ожидание снижения доли нефтегазовых доходов, какие-либо обвалы мировой и российской экономики проектом бюджета, по сути, не предусмотрены — по крайней мере, проект предполагает стагнацию нефтяных цен на уровне $100 за баррель, стабильность инвестиций и рубля: "жесткой посадки" мировой экономики в нем нет.

Зато, похоже, в бюджете заведомо завышены ожидания роста ВВП, а сама бюджетная конструкция скорее ориентирована на существенно более пессимистичную картину развития внутриэкономической ситуации при стабильной внешнеэкономической — и окончательная версия "Основных направлений денежно-кредитной политики" ЦБ говорит об этом чуть откровеннее, чем Минфин и Минэкономики. Скорее, бюджет на 2014 год — это исполнение указания Владимира Путина подготовить госфинансы РФ к началу нового электорального цикла в практически любых условиях. Впрочем, ответ на вопрос, что именно заставило в сентябре 2013 года Кремль и Белый дом резко переоценивать риски, по-прежнему остается открытым.

Коммерсантъ

Поделитесь