Раскрытие под угрозой штрафа
24 Октября 2013 00:00:00

Госдума приняла проект закона, который заставит бенефициаров иностранных компаний раскрыться. Иначе им придется заплатить 30%-ный налог с любых пассивных доходов

Проект поправок в Налоговый кодекс о бенефициарах иностранных компаний Госдума приняла вчера сразу во втором чтении. Он был присоединен к другому законопроекту.

Цель документа — стимулировать инвесторов раскрывать своих бенефициаров, получающих пассивные доходы из России — дивиденды или проценты. Но касается законопроект только публичных бумаг, которые хранятся в депозитарии. Сейчас по большинству соглашений об избежании двойного налогообложения они, как правило, платят с этих доходов 5 и 0% соответственно. Согласно проекту, если бенефициар не раскроется, ставка взлетит до 30%.

Это существенно больше, чем платят компании даже из офшоров или стран, с которыми соглашения не подписаны: ставки — 15% по дивидендам и 20% по процентам. Впрочем, если инвестор просто не успел предоставить информацию о бенефициаре, у него есть шанс вернуть излишне уплаченное, собрав полный пакет документов. А вот номинальный держатель воспользоваться льготами по соглашению не сможет.

Обычная схема владения российскими активами состоит из нескольких уровней. Номинальный владелец компании зарегистрирован в стране, с которой заключено соглашение об избежании двойного налогообложения, а затем цепочка уводит в офшор.

Можно сказать, что это антиофшорный закон, по сути, появится новый налог за «нераскрытие»: для многих необходимость инвесторов раскрываться станет шоком, ожидает управляющий партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин. Кипрские компании участвуют в капитале многих российских корпораций — например, НЛМК, «Северстали», «Мечела», Evraz.

Крупнейшие компании уже раскрывают своих бенефициаров. Но часто бизнесом владеют российские чиновники, для которых конфиденциальность — вопрос защиты активов, констатирует Щекин.

Законопроект ничего не меняет, так как в действующем Налоговом кодексе ставка 30% уже есть — по ней платят НДФЛ нерезиденты-физлица из страны, с которой нет соглашения, парирует сотрудник Минфина. И именно по ней должен взиматься налог, если инвестор не доказал, что является российским резидентом, объясняет он. В законопроекте этот порядок прописан лишь в более явном виде, продолжает собеседник газеты.

К тому же закон получился довольно беззубым для офшорных владельцев, отмечает другой федеральный чиновник: из него не следует, что надо искать именно бенефициара. В принципе, достаточно раскрыть лишь первого в цепочке владельца, а он ведь тоже может быть номинальным держателем, говорит он. Законопроект и правда можно по-разному трактовать — из него явно не следует, нужно раскрывать бенефициара или нет, согласен партнер PwC Владимир Буров. Документ требует раскрывать информацию об организациях, в интересах которых действует доверительный управляющий — голосует на собрании акционеров и получает дивиденды, говорит он. Но не факт, что эти организации являются бенефициарами, а не такими же номинальными держателями, так эта схема обычно и работает, замечает Буров: выстраивается длинная цепочка.

Первоначальный законопроект, обсуждавшийся в Минфине, был более жестким. Он требовал искать лиц, контролирующих актив, — мажоритария, владеющего более чем 50% акциями компании, получающей выплаты из России. Минфин вычеркнул этот пункт, объясняет чиновник, участвующий в обсуждении: не ясно было, как реализовать меру, а риски для компаний при этом были очень высоки.

Ведомости

Поделитесь