Регионально-бюджетный кризис
12 Декабря 2013 00:00:00
Пресс-служба РСПП

Политика федерального центра ведет регионы к дефолту, предупреждает S&P: для финансирования президентских указов им не хватает средств, возможности займов ограничены.

Политика федерального центра подрывает финансовую стабильность регионов, следует из доклада Standard & Poor’s (S&P). Обязав регионы финансировать рост зарплат бюджетников по указам президента, правительство не обеспечило эти обязательства источниками доходов. Собственные же доходы регионов сокращаются из-за стагнации экономики и отчасти из-за налоговых инициатив правительства — ускоренной амортизации и новой схемы уплаты налога на прибыль консолидированными группами.

По расчетам S&P, только из-за повышения зарплат расходы бюджетов в 2014 г. вырастут на 7% (а в 20 регионах — более чем на 10%), в 2015 г. — еще на 10%. Чтобы исполнить «нефинансируемый мандат», потребуется около 1,7 трлн руб. в 2013-2015 гг. и по 1 трлн руб. ежегодно в 2016-2018 гг. Указы финансируются, во-первых, за счет прочих расходов: доля расходов на зарплату увеличится с 24% в 2012 г. до 35% в 2015 г., а примерно в 10 регионах превысит 50%. Во-вторых, даже при сокращении других трат финансировать указы приходится в долг. Если с 2010 по 2013 г. долг регионов вырос на 50% почти до 1,5 трлн руб., то за следующие два года он увеличится на 100% до 3 трлн, прогнозирует S&P. К концу 2015 г. около 20 регионов смогут сохранить профицит бюджета и умеренный уровень долга, остальные уже в зоне риска — либо по уровню долга, либо по финансовому состоянию, либо по обоим показателям, говорит директор направления S&P Борис Копейкин. В половине регионов уровень долга может превысить 60% текущих доходов — сейчас такая нагрузка у 21 региона. Долг Белгородской и Саратовской областей уже равен почти 100% текущих доходов, а Мордовии — более 190%.

Федеральный бюджет поддерживает регионы трансфертами, но явно недооценивает масштабы необходимой помощи. В 2013 г. Минфин планировал предоставить регионам порядка 75 млрд руб. бюджетных кредитов — по факту будет почти 160 млрд, план на 2014 г. в 80 млрд тоже скорее всего придется повысить, считает замдиректора направления S&P Карен Вартапетов. В целом необходимая дополнительная федеральная поддержка может составить 2% ВВП ежегодно.

Регионы для финансирования дефицитов могут увеличить объем размещения облигаций, но эта опция доступна не всем. В 2013 г. облигации разместили 28 регионов, к ним планируют присоединиться еще два — Нижний Новгород, решивший впервые выйти на рынок займов, и Иркутская область, ушедшая с него в 1990-е, говорит старший аналитик S&P Александра Балод: «Взрывного роста участников не ожидаем». Им придется конкурировать с федеральным правительством, госкомпаниями и Москвой, которая, по оценкам S&P, в 2014-2015 гг. займет около 400 млрд руб. (объем всего рынка субфедеральных облигаций сейчас около 500 млрд руб.). Это обернется для остальных либо ростом стоимости займов, либо недостатком спроса; вкупе с банковскими кредитами — более дорогими и более короткими — это затруднит регионам возможности рефинансирования. К 2015 г. на обслуживание и погашение долга будет тратиться каждый десятый рубль региональных расходов.

Если президентские указы не скорректируют и федеральной помощи не предоставят, то для сильных регионов фактором выживания станет повышение качества управления, а слабым останется только уповать на центр, ни социальную, ни транспортную, ни коммунальную инфраструктуру они развивать не смогут, констатирует Копейкин: «Но никаких юридических обязательств у Федерации по спасению регионов и муниципалитетов от дефолтов нет. Руководство Минфина неоднократно говорило, что дефолты на региональном уровне неприемлемы, но никто не обещал всем помочь». Желание помочь есть, но все зависит от возможностей: в 2009 г. Россия по объему помощи регионам — более 1,5% ВВП — стала одним из мировых лидеров, в кризис 1998 г. были десятки дефолтов.

Вероятнее всего произойдет комбинация из трех сценариев, говорит Вартапетов: Федерация продолжит давить на регионы, требуя выполнения президентских указов, при этом продолжит предоставлять им помощь, в то же время сами указы будут явно или неявно скорректированы (по переселению из ветхого жилья сроки уже перенесены на два года). «Сценарий структурных реформ, которые бы резко снизили дисбаланс доходов и расходов бюджетов, маловероятен», — заключает Вартапетов. Вливания будут снижать стимулы для регионов, зато обострять торг за ресурсы: после фактического списания (пролонгации на 20 лет под почти нулевой процент) бюджетных кредитов Краснодарскому краю и Татарстану многие губернаторы захотели того же. «Если пролонгировать кредиты органам власти на худших для себя условиях вынужден банк — это дефолт, по нашему определению», — замечает Вартапетов. Возможно, на госбанки будет оказываться давление, как в минувший кризис, не исключает он. Резкий рост региональной задолженности банкам может отрицательно повлиять на устойчивость бюджета и банковской системы, предупредила Счетная палата.

Вполне возможно, что до 2018 г. будут реструктурированы все бюджетные кредиты, не исключает высокопоставленный чиновник Минфина: «Есть и такой вариант, как рефинансирование коммерческого долга бюджетным». Пока никто из регионов бюджетного законодательства формально не нарушил, уточняет он: бюджетные кредиты (составляют около трети в структуре долга регионов) не учитываются в объеме доходов, по отношению к которому рассчитывается долг. Но радужных перспектив нет, признает чиновник: по итогам года доходы регионов вырастут на 1% против ожидавшихся 15%, а поступления налога на прибыль упадут на 15% против планировавшегося роста на 10%. Если бы не падение прибыли, регионы бы более или менее справились, вздыхает он.

Ведомости

Поделитесь