Росстат: спад промышленного производства во II квартале усилился почти до 5%, за полугодие он составил 2,7%
16 Июля 2015 00:00:00

На дне

Спад промышленного производства во II квартале усилился почти до 5%, за полугодие он составил 2,7%, сообщил Росстат. Дно достигнуто, считают эксперты.

Промышленность продолжает сокращать выпуск: июнь стал пятым месяцем последовательного снижения производства. В целом за II квартал промпроизводство, по данным Росстата, сократилось на 4,9% после снижения на 0,4% в I квартале (к тем же периодам 2014 г.).

Спад в июне замедлился до 4,8% после майского провала на 5,6% (к тем же месяцам 2014 г.). Но при этом, указывает Дмитрий Полевой из ING, поддержку выпуску в июне оказали два фактора: календарный – в июне 2015 г. было на два рабочих дня больше, чем в июне 2014-го, и эффект низкой базы – рост в июне 2014 г. был намного меньше, чем в мае 2014 г. Поэтому данные Росстата, очищенные от сезонности, показывают, что выпуск в июне в сравнении с маем сократился, хотя и меньше, чем в мае в сравнении с апрелем.

Спад продолжается во всех трех основных секторах промышленного производства. Спад в добывающих отраслях в июне остался на уровне мая, в обрабатывающих и электроэнергетике – сократился. По оценкам ЦМАКП, снижение промышленного выпуска к концу II квартала также замедлилось, а в среднем за квартал составило 0,4% в месяц против 0,3% в I квартале.

Промышленность, последней вошедшая в кризисный спад, первой достигла дна, полагают эксперты, но возможностей подняться с него пока не так много.

До конца лета промышленность продолжит падать темпами, сопоставимыми с майскими, хотя майский провал, вероятно, останется самым глубоким, полагает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович. С осени должно заработать антикризисное фондирование крупных предприятий, еще больше замедлится инфляция и снизится ставка ЦБ, завершится часть гособоронзаказа – все это поддержит общий темп промышленности, ожидает он. Индекс предпринимательской уверенности в июне остался на отметке минус 7, как и в мае; впрочем, он неизменен четвертый месяц подряд. Индекс деловой активности в обрабатывающей промышленности (PMI) банка HSBC в июне, оставаясь в отрицательной зоне, показывал спад все же меньший, чем в мае. Ничего критичного: промышленность в депрессии и продолжает «стагнационно-рецессионный дрейф», заключает Остапкович.

В то же время опросы промышленников зафиксировали в июне несколько новых антирекордов. По опросам Росстата, оценки спроса «ниже нормы» стали максимальными за весь посткризисный (с 2009 г.) период, а число сообщивших о росте объемов отгруженной продукции – минимальным за то же время, сравнивает в обзоре ЦКИ ВШЭ. По опросам Института Гайдара, оценки предприятиями спроса на свою продукцию также оказались худшими с середины 2009 г., а традиционного увеличения выпуска после майских каникул в июне 2015 г. не произошло. Медленный, в отличие от обвала в начале 2009 г., спад выпуска сглаживает остроту восприятия ситуации предприятиями, пишет завлабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло: промышленность вполне адекватно реагирует на снижение спроса сокращением выпуска и минимизацией запасов, и, если судить по планам, ожидает, что спрос продолжит снижаться. На что не стоит надеяться, так это на рост инвестиций: подобные планы есть только у получающих господдержку крупных госкомпаний.

Во II квартале самые большие темпы спада остались в машиностроении – отрасли инвестиционного спроса, а также в производстве стройматериалов – тоже инвестиционно ориентированном. Зависимые от потребительского спроса отрасли либо перешли от роста к стагнации (пищепром, большинство производств товаров народного потребления), либо резко замедлили рост (фармацевтика), перечисляет ЦМАКП в записке: эффект девальвации и импортозамещения исчерпан, а спрос продолжает сокращаться. При стагнации добычи нефти сокращается выпуск нефтепродуктов, опиравшийся на расширение экспортных поставок; падает выпуск в связанных с сырьем обрабатывающих производствах (лес, металлургия). Растет выпуск в химической промышленности, которой удается использовать как импортозамещение, так и экспортную ориентацию, отмечает Остапкович.

Если в прошлый кризис промышленность вывел из спада возобновившийся рост внутреннего и внешнего спроса, то на этот раз поддержка может прийти только со стороны государства, считает он, – как прямая (госзаказ, фондирование), так и косвенная (сокращение налоговой нагрузки). Минэкономразвития прогнозирует спад промпроизводства в 2015 г. на 1,3%, но прогноз может быть ухудшен, говорил министр Алексей Улюкаев.

Продолжающийся спад экономики и замедление инфляции дадут ЦБ возможность снова снизить ставку – на 50 б. п., ожидает Полевой. Темпы инфляции после всплеска в первую неделю июля из-за индексации тарифов уже во вторую неделю упали до средних за последние 12 недель 0,1%. Падение импорта не компенсирует сокращения экспорта, в том числе несырьевого, отток капитала превышает профицит текущего счета, которого, если учитывать нестабильность цен на нефть, во втором полугодии может оказаться недостаточно для выплат внешнего долга – это вкупе с покупками ЦБ валюты ($6 млрд за май – июнь) давит на рубль, окно возможностей для понижения ставки закрывается, полагает Наталия Орлова из Альфа-банка. Вероятно, ЦБ поспешит этим окном воспользоваться для более агрессивного снижения ставки – на 100 б. п., данные по промышленности и недельной инфляции тоже в пользу такого прогноза, считает она.

Ведомости

Поделитесь