Росстат зафиксировал ускорение промышленного выпуска нефтепродуктов и автомобилей
19 июня 2014 00:00:00

Дополнительные рабочие дни в мае 2014 года позволили Росстату зафиксировать ускорение промышленного выпуска до 2,4% в годовом выражении. Его главный источник — обработка, а точнее производство труб, нефтепродуктов, автомобилей, некоторых видов продовольствия и стройматериалов. Выдающиеся успехи в производстве базовых потребительских товаров сопровождались спадом в выпуске инвесттоваров — в отличие от колбасы и бензина, медленное сворачивание в их пользу производства станков, приборов и производственных линий экономика России будет ощущать дольше, чем текущие победы.

Согласно опубликованной вчера оценке Росстата, промышленный выпуск в мае ускорился до 2,8% с 2,4% в апреле в годовом выражении, оказавшись несколько выше консенсуса в 2%. Основной источник его ускорения обнаруживается в обработке (4,4% в мае против 3,9% в апреле). Темпы роста производства в добывающих отраслях замедлились (0,9% против 1,1% соответственно), а в электроэнергетике и ЖКХ остались отрицательными (-0,5% против -1,9%).

Аналитики связывают улучшение показателей обработки "год к году" с календарным эффектом (в мае 2014 года было на один рабочий день больше) и эффектом низкой базы мая 2013 года, когда обработка сократилась на 2%. Впрочем, статистические эффекты вряд ли полностью объясняют текущие тенденции — второй подряд месяц промышленного подъема, пусть и объясняющегося отчасти чисто бумажными эффектами,— и в любом случае расходятся со всеобщими ожиданиями спада в экономике. Вместо спада продолжается рост, причем небумажный. Например, Росстат фиксирует увеличение выпуска легковых автомобилей в мае на 5,9% после стагнации выпуска (-0,2%) в апреле.

Отчасти такой всплеск объясняется, помимо прочего, тем, что многие компании восстанавливали складские запасы, сократившиеся в апреле на фоне резкого падения объемов продаж, говорит Владимир Беспалов из "ВТБ Капитала". Как и в апреле, статистика продолжает поражать темпами роста производства труб (10,8%) — это является прямым результатом вытеснения с рынка украинских поставщиков, соглашаются все опрошенные "Ъ" аналитики. Рост в целом обнаруживается во всех отраслях, где используется много металла, говорит Сергей Цухло из Института экономической политики имени Егора Гайдара и уточняет: "многие последствия" украинского кризиса для российской промышленности можно будет оценить не раньше октября 2014 года. Впрочем, пока российская промышленность наслаждается в основном позитивной для нее составляющей этих последствий — насильственным выбросом конкурентов с рынка. Негативные эффекты, например сбой производственной кооперации, будут наблюдаться после исчерпания запасов продукции украинских компаний на складах в России.

Евгений Надоршин из АФК "Система" выделяет конкретные тенденции, которые качественно отличают май 2013-го от мая 2014 года. Первая — небольшое улучшение состояния пищевой и некоторых сегментов легкой промышленности благодаря росту зарплат бюджетников. Стоит отметить, что именно на апрель—май пришелся резкий рост цен на импортное продовольствие (прежде всего мясо) и, вероятно, вытеснение его части внутренним производством. В частности, Россия наконец-то достигла рекордного роста производства колбасных изделий: по этому показателю страна наконец практически удовлетворена.

Вторая тенденция — это попытка строителей закончить "незавершенку" в жилищном строительстве, "пока на это есть средства": иными словами, с начала года многие решили, что, возможно, не следует оставлять на неизвестное завтра строительство дома, который можно закончить в по крайней мере известном сегодня. Но эта тенденция (она, кстати, была видна в отраслевых цифрах еще с конца прошлого года, когда разговоры во власти о "посадке" экономики стали вполне определенными), по словам господина Надоршина, уже "сходит на нет". В-третьих, ускорению выпуска способствовало увеличение финансирования оборонной промышленности в начале года. Хотя Евгений Надоршин в комментарии ИТАР-ТАСС отметил: увидеть в отчете Росстата это сложно (с ним соглашается Александр Морозов из HSBC).

В результате всплеск в промышленности в мае частично объясняют импортозамещение, растущую локализацию в автопроме, глубину переработки нефти и экспорт нефтепродуктов. Впрочем, устойчивыми эти тенденции аналитики назвать не могут, предвидя замедление роста выпуска, в годовом выражении уже начиная с июня благодаря обратному эффекту статистической базы, затуханию внутреннего спроса, снижению рентабельности и инвестиций компаний. "Убыточные компании должны быть закрыты, но сделать этого власти не дают",— добавляет глава Института макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева. Впрочем, пока точно оценить последствия этой политики — а тем более временные горизонты, на которых эффективность или неэффективность этой политики будет проверена практическим опытом,— не получается. В любом случае правительство наверняка не будет отказываться от присвоения стечения обстоятельств, на фоне не первый месяц плавно ухудшающихся долгосрочных настроений и в промышленности, и в банковской сфере,— и в этом есть резон, поскольку уже в течение нескольких лет все спады прекрасно маскировались внешними шоками.

В результате Белый дом почти всегда может рассчитывать на то, что промышленный рост можно объяснить его успехами, а промышленный спад — падением цен на нефть или европейским кризисом: и то и другое, в конце концов, случается постоянно.

То, что дела в промышленности не столь радужны, как цифры, доказывает и оценка ее результатов в мае с учетом сезонности. Росстат отмечает замедление роста с 0,8% за апрель до 0,1% за май. В Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), основываясь на физических объемах выпуска, предоставляемых статистиками, но пользуясь иной методологией, оценивают замедление скорости выпуска до 0,2% в мае с 0,5% в апреле. В отраслевом разрезе лидерами роста оказались те же металлурги, нефтехимия, пищевики, легкая промышленность и производители стройматериалов. Между тем общий выпуск отечественной продукции, ориентированной на инвестиционный спрос, рухнул за май на 3,3%, сделав отрицательным весь незначительный рост выпуска инвесттоваров, накопленный с начала года. При всех успехах в производстве колбасы, оконных блоков, автомобилей и бензина для них инвестпоказатели будут определять ситуацию в экономике долгосрочно.

Коммерсантъ

Поделитесь