Участники инновационного проекта «Сколково» могут получить новые налоговые льготы
3 Октября 2013 00:00:00
Пресс-служба РСПП

А вместе с ними и возможность офшорной оптимизации

«Дочки» российских компаний, занимающиеся научными исследованиями в «Сколково», получат те же налоговые льготы, что и резиденты иннограда, рассказал «Ведомостям» и. о. старшего вице-президента фонда «Сколково» Василий Белов. Они будут освобождены от налогов на прибыль (пока выручка не превысит 1 млрд руб.) и на имущество, а за своих сотрудников станут платить пониженные страховые взносы (14% вместо 30%).

Основные задачи фонда «Сколково» — выдавать гранты инноваторам-резидентам и убеждать компании создавать исследовательские «дочки». Воспользоваться льготами пока может только резидент, но стать им непросто: надо доказать инновационность проекта, пройдя научно-техническую экспертизу. А не имеющие статуса резидентов «дочки» компаний могут заниматься любыми исследованиями, для получения статуса партнера им достаточно подписать соглашение с фондом. Надзор за резидентом тоже более жесткий, отмечает директор Cisco (партнер фонда) Андрей Зюзин: его проверяют, требуют подробную отчетность и cоблюдение KPI, партнер же должен лишь соблюдать соглашение с фондом. «Даже проекту Cisco отказывали в резидентстве два раза», — подчеркивает Зюзин.

Но фонд «Сколково» решил повысить свою привлекательность для бизнеса и предоставить льготы «дочкам» любых партнеров, если они занимаются научными исследованиями. Дополнительную экспертизу им не придется проходить, следует из презентации фонда.

Закон о «Сколково» править не придется, утверждает Белов. Фонду достаточно принять внутренний документ о новом виде участника проекта, объясняет он: по закону льготы предоставляются всем участникам, а кто к ним относится (только резиденты или нет), определяет сам фонд. Пакет документов уже утвержден советом фонда — за него проголосовали представители Минэкономразвития и Минфина, говорит Белов. Он рассчитывает, что попечительский совет (председатель — премьер Дмитрий Медведев) утвердит льготу в ноябре. По идее, такие «дочки» давно должны считаться участниками и получать все преференции, говорит замминистра экономического развития Олег Фомичев: «Мы так к ним и относились, но это вопрос трактовки — и сейчас все прояснили». То, что круг льготников может быть расширен, подтвердил и чиновник Минфина. Медведев в статье для «Ведомостей» призывал крупные компании и инвесторов более активно вкладывать деньги в науку: «Пусть будут университеты “Газпрома” и “Лукойла”, “Русала” и “Роснефти”. Надо подумать, как стимулировать такие инвестиции, возможно — за счет снижения налогов».

У «Сколково» подписаны соглашения с 35 компаниями-партнерами: они должны открыть в иннограде 40 корпоративных центров по НИОКР, суммарный бюджет проектов до конца 2015 г. — 32,9 млрд руб.

Льгота обсуждается с весны, вспоминает сотрудник одной из российских компаний-партнеров: «И именно она завлекла компанию в «Сколково». Корпорации сильнее, чем резиденты, почувствуют выгоду, обещает Белов: у них может быть большой имущественный фонд. Патенты на разработки, сделанные в «Сколково», можно будет передать для использования материнским компаниям и получать от них роялти, которое будет также освобождено от налогов, приводит он пример.

Высокотехнологичные компании, в том числе подписавшие соглашения с фондом, известны своей агрессивной налоговой минимизацией. Прибыль, выведенная ими в офшоры, стремительно растет: на конец 2012 г. у Microsoft был $61 млрд, у Apple — $40 млрд, у Google — $33 млрд (данные Bloomberg). Большая часть антиофшорного плана, одобренного странами ОЭСР и Россией летом, посвящена борьбе со схемами высокотехнологичных компаний. Типичная офшорная схема напоминает сколковскую, описывает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров: патенты компании висят на ее структуре, зарегистрированной в низконалоговой юрисдикции, материнская компания использует эти патенты, выплачивая «дочке» крупные роялти. Так часть прибыли выводится из-под налогов, продолжает он.

«Сколково» будет похоже даже не на низконалоговую юрисдикцию, а на офшор, считает Захаров: при регистрации интеллектуальной собственности на Кипре эффективная ставка налога с роялти не превысит 3%, в Люксембурге и Нидерландах — 5-6%. Вернуть прибыль из «Сколково» бизнес сможет через дивиденды или кредиты «дочке», рассуждает Захаров.

Такая схема возможна, признает Зюзин, но есть препятствие: резиденты «Сколково» теряют право на льготу, когда их выручка превысит 1 млрд руб., для крупных компаний это не деньги. Это отсечет любые схемы налоговой минимизации, уверен и Белов. Теоретически компании могут обойти и это ограничение, создав десяток «дочек» в «Сколково», рассуждает Зюзин, но он сомневается, что инноград превратится в «офшорную прачечную»: «Подозрительно, если таких “дочек” насоздает, к примеру, Cisco». «Сколково» не превратится в офшор, согласен Захаров, но не из-за ограничения суммы выручки, а из-за пристального внимания властей.

Ведомости

Поделитесь