Владимир Путин провёл совещание с членами Правительства Российской Федерации
11 сентября 2014 00:00:00

Владимир Путин провёл совещание с членами Правительства. Обсуждалась работа над проектом федерального бюджета на 2015 год и плановый период 2016 и 2017 годов. Отдельно рассматривался ряд актуальных текущих вопросов: ход строительных работ на космодроме Восточный, итоги проверки расселения аварийного жилья в зоне БАМа, предстоящая ратификация Украиной соглашения с Евросоюзом по ассоциированному членству.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы поговорим о том, о чём вчера с некоторыми коллегами говорили в течение четырёх часов, а именно о подготовке бюджета – Правительство уже находится на заключительном этапе этой очень большой работы, – но перед тем, как мы затронем эти основные темы, несколько слов о поездке на Дальний Восток.

Коллеги, которые принимали участие в отдельных точках нашей совместной работы, знают, тем не менее я бы хотел обратить внимание на одну из крупных общенациональных строек – это космодром Восточный.

Потом хотел бы послушать Татьяну Алексеевну [ Голикову] по поводу наиболее острой проблемы, связанной с расселением аварийного жилья, расположенного как раз в зоне БАМа. В рамках федеральной целевой программы «Жилище» проходит эта работа. Татьяна Алексеевна по моей просьбе занималась проверками, и мне бы хотелось послушать о том, что вы там проверили, как это выглядит с точки зрения вашего ведомства.

И есть ещё один вопрос. Я попросил бы Алексея Валентиновича Улюкаева, Министра экономического развития, проинформировать всех нас о том, как идёт работа с Еврокомиссией, с украинскими партнёрами по поводу предстоящей ратификации Украиной соглашения с Евросоюзом по ассоциированному членству; и что мы достигли в результате предварительных консультаций, имея в виду, что 12 сентября – уже послезавтра – должны состояться переговоры уже на министерском уровне. Разумеется, мы все ждём от Вас доклада о том, до чего удалось договориться на данный момент времени.

Давайте с космодрома начнём. Пожалуйста, Дмитрий Олегович [ Рогозин].

Д.РОГОЗИН: Уважаемый Владимир Владимирович!

По итогам того совещания, которое Вы провели на космодроме Восточный, я собрал всех участников этого совещания: Роскосмосу, Спецстрою, Минстрою России поставлены задачи.

Первая. Обеспечить синхронную работу заказчиков, проектировщиков, строителей объекта космодрома, так как задержки по отдельным объектам прежде всего связаны с несвоевременным представлением проектно-сметной документации.

Вторая. Составить графики строительно-монтажных работ по каждому объекту с указанием сроков их начала и завершения, а также привлекаемых сил и средств с указанием исполнителя работы, этапов и объёма финансирования.

Третья. Представить подробный отчёт по каждому факту, приведённому в акте Счётной палаты Российской Федерации с указанием принятых по каждому такому факту мер.

Четвертая. Вы дали указание работу по координации строительства на космодроме Восточный передать из Роскосмоса непосредственно Правительству Российской Федерации. Соответствующий проект решения подготовлен, находится в Администрации Президента, и мы готовы приступить к этой работе немедленно.

В начале ноября, Владимир Владимирович, планирую – каждые два месяца туда приезжаю – снова прибыть на космодром Восточный уже вместе со всей комиссией, посмотреть, что уже сделано по итогам Вашего совещания, потом Вам сразу доложу.

В.ПУТИН: Да, Вы приезжаете туда – это, конечно, очень хорошо. Но Вы помните, о чём я говорил в ходе нашего совещания?

Д.РОГОЗИН: Да.

В.ПУТИН: К сожалению, несмотря на то что этот проект находится в поле нашего особого внимания, проблем там очень много, и мне придётся некоторые вопросы для окончательного их разъяснения передать в правоохранительные органы. Надо навести порядок не только в вопросах, связанных с объёмом финансирования – финансирование там идёт ритмичное, и надо поблагодарить за это Министерство финансов, – но и порядок финансирования требует особого внимания.

Это касается, кстати говоря, не только квази- или полукриминальных схем, о которых я говорил, это касается и самого финансирования как такового. Может быть, есть смысл – прошу вас над этим подумать – все, что касается космодрома, не погружать в общий объем финансирования тех организаций, которые этим занимаются, а сосредоточить деньги на строительстве космодрома именно там и именно только на эти цели, чтобы их в ходе работы куда-то не перебрасывали на другие объекты, не мутили там ничего.

Д.РОГОЗИН: Владимир Владимирович, мы так и сделаем. И я предложил в состав комиссии включить также представителей Счетной палаты, МВД, ФСБ, Генеральной прокуратуры. Поэтому эту работу будем отслеживать очень строго.

В.ПУТИН: Ладно, хорошо. Спасибо.

Татьяна Алексеевна, пожалуйста, по расселению аварийного и ветхого жилья.

Т.ГОЛИКОВА: Владимир Владимирович, в рамках контрольного мероприятия, о котором Вы упомянули, мы проверили четыре региона: Амурскую, Иркутскую области, Республику Бурятия и Забайкальский край. В этих регионах проблема расселения граждан из аварийного жилья стоит наиболее остро как раз потому, что там достаточно большое количество временных построек, которые были возведены еще в период строительства Байкало-Амурской магистрали.

По самым предварительным данным, количество граждан, которые там проживают во временном жилье, оценивается в 4,5 тысячи человек, но это не окончательная цифра, поскольку инвентаризация еще не завершена, и сложность состоит в том, что это как раз временное жилье, которое по сегодняшнему законодательству не отнесено к статусу жилищного фонда. В этом основная проблема. А программа «Жилище», которая была призвана реализовывать эту тему, к сожалению, эту проблему никаким образом не решает.

Правительством Российской Федерации был принят соответствующий комплекс мер по ликвидации временного аварийного фонда. Предполагалось, что в первом полугодии 2014 года будет проведена соответствующая инвентаризация, о которой я коротко сказала, но она пока еще не завершена, и полного понимания, какое же все-таки количество граждан проживает в этом временном фонде, в настоящее время нет.

Более того, во втором полугодии согласно этому же комплексу мер предполагалось, что начнется уже расселение. Но я думаю, что о расселении говорить еще рано, потому что механизмы реализации не созданы, увязка с жилищным законодательством не осуществлена. Я даже сейчас не говорю о денежных средствах, которые должны быть выделены за счет всех источников на эти цели. Они оцениваются приблизительно в 3,4 миллиарда рублей, но пока организационно-административные и нормативные механизмы не созданы, решать проблему мы никоим образом не сможем, хотя первоначальный срок обозначили – второе полугодие 2014 года.

Еще одна проблема, которая существует, – проблема, связанная с отсутствием системы технического учета, как жилищного фонда, так и тем более временного фонда. Я уже сказала о программе «Жилище», она была призвана решить проблему, соответствующие средства были заложены в тех случаях, когда временное жилье приобретало статус жилищного фонда и предполагалось, скажем, что в 2013 году 1530 семей будут расселены. Но, к сожалению, этот показатель оказался невыполненным по ряду причин: потому, что система организации на федеральном уровне существенно страдала, и во-вторых, потому что те соглашения, которые подписывались с регионами Российской Федерации, эти четыре региона, которые я упомянула, предполагали (и сама программа «Жилище», и вытекающие из нее соглашения), что будет финансирование со стороны субъекта 50 процентов, со стороны Российской Федерации софинансирование составит тоже 50 процентов. К сожалению, по факту этого не произошло. Российская Федерация полностью выполнила свои обязательства, а регионы, в общем, практически не выполняли свои обязательства, и их финансирование, именно их финансирование, потому что это их обязательство, составляло в ряде случаев 15 процентов. Естественно, эти показатели не были реализованы.

В итоге у нас получилось, что в 2013 году в Республике Бурятия плановые показатели, это один из самых высоких по этим регионам, были исполнены на 99,7 процента, в Забайкальском крае – 65,9, в Иркутской области – 30,1 процента, в Амурской области – 35,6 процента. Причиной тому не только невыполнение субъектами своих обязательств, но и то, что со стороны Российской Федерации в лице уполномоченных органов соглашения о предоставлении субсидий были заключены только во втором полугодии, средства переданы тоже в конце III квартала. Это, к сожалению, та тенденция по неэффективному использованию средств, которая имеет место быть у нас в ряде случаев, когда предоставляются субсидии из федерального бюджета.

И как я уже сказала, на сегодняшний день ключевым моментом является именно нормативное урегулирование этой проблемы. Если это не будет осуществлено, никакого движения в этом направлении не будет.

В.ПУТИН: Какое ведомство должно подготовить?

Т.ГОЛИКОВА: Сейчас это Минстрой и Минвостокразвития. Дело в том, что у нас проблема по БАМу решается пока через программу «Жилище». Соответственно, Минстрой должен этой темой заниматься, но учетом численности контингента именно в этих регионах согласно поручению Правительства занимается Минвостокразвития. Поэтому им нужно, наверное, скоординировать эту работу.

В.ПУТИН: Хорошо, я понял. Татьяна Алексеевна, Вы Председателю Правительства все это доложите еще раз уже в письменном виде, с тем чтобы Дмитрий Анатольевич мог сформулировать соответствующие поручения ведомствам. Хорошо?

Т.ГОЛИКОВА: Хорошо.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, теперь Улюкаев Алексей Валентинович о переговорах России, Украины и Европейского союза.

А.УЛЮКАЕВ: Владимир Владимирович, эти переговоры идут уже довольно длительное время в двухстороннем и трехстороннем формате на уровне экспертов и в формате министерской встречи. После минской договоренности между Вами, Президентом Украины и руководством Евросоюза эти обсуждения были идентифицированы, прошло четыре встречи экспертов (в Минске, в Москве, в Брюсселе, последняя была в этот понедельник, позавчера прошла).

Суть, к которой мы приходим сейчас. Российская сторона подробно проинформировала коллег в письменном виде о тех беспокойствах, которые у нас есть в связи с возможностью ратификации Соглашения об ассоциации. Это пять блоков.

Первый блок – это либерализация тарифа между Украиной и ЕС, который, по нашим расчетам (расчеты модельные на основе международно признанной модели), приносит ущерб российским производителям в первый же год в размере не менее 100 миллиардов рублей в связи с вытеснением российских товаров с украинского рынка.

Второй – это техническое регулирование.

Третий – это ветеринарные, санитарные и фитосанитарные меры.

Четвертый – таможенное администрирование.

Пятый – это энергетика.

Для того, чтобы более предметно вести эту работу, мы подготовили и передали нашим коллегам, украинским и европейским, проект соглашения о вступлении в силу Соглашения об ассоциации, который неформально, не внося изменений в текст, что затруднило бы положение наших партнеров, давал бы возможность ввести одновременно с соглашением нормы, которые позволяют снять эти озабоченности. А именно отказ от либерализации по наиболее чувствительным для нас товарным линиям таможенного тарифа между Украиной и Европейским союзом.

В.ПУТИН: Другими словами, просто договоренность о том, что нулевой тариф не вводится на какое-то время по ряду товарных позиций.

А.УЛЮКАЕВ: Да. Это примерно 144 товарных позиции, исходя из четырехзначного кода.

В.ПУТИН: Я так понимаю, что это в целом в интересах самой украинской экономики.

А.УЛЮКАЕВ: Безусловно, это так. Это позволяет украинскому производителю тоже иметь время переходное для того, чтобы адаптироваться к тем нормам, к тому уровню конкуренции, которая существует на украинском рынке.

Второй блок в области технического регулирования - это возможность для украинского производителя осуществлять выбор, выбирать ли европейские стандарты (EN), или те ГОСТы, которые в рамках самого соглашения об ассоциации должны быть аннулированы для Украины. В одном случае, если речь о поставке товаров на европейский рынок, украинский проект мог бы выбрать стандарт европейский (EN), в случае поставок на российский рынок, а мог бы выбрать ГОСТ и мог бы продолжать работу, украинская сторона, в рамках СНГ над дальнейшим развитием ГОСТов, стандартов и аккредитаций.

Третья позиция - это возможность в области ветеринарии, санитарных, фитосанитарных мер, осуществлять поставки по тем же сертификатам, признание сертификатов, которые есть сейчас.

У нас немножко иная и более широкая палитра возможностей выбора выхода на соответствующие рынки, чтобы мы могли использовать в отношениях с Украиной те позиции, которые есть и сейчас. И соответственно, Украина могла бы в отношениях с Россией использовать их же.

В области таможенного администрирования: сохранение информационного обмена между нашими таможенными службами, сохранение форм и порядка получения соответствующих сертификатов. Вывоз энергетики - это введение так называемой дедушкиной оговорки, то есть те соглашения, которые заключили между хозяйственными субъектами, имели бы право на продолжение и в условиях действия соглашения об ассоциации.

И особым образом мы постарались прописать необходимость, в случае изменения законодательных норм Евросоюза, которые автоматически в этом случае распространились бы на Украину (в случае ратификации соглашения об ассоциации), иметь возможность загодя быть проинформированными о тех нормах и урегулировать возникающие соответствующие проблемы.

Позиция наших европейских коллег, с которыми явно или неявно солидаризируются и украинские коллеги. Признавая нашу обеспокоенность в трёх позициях (техническое регулирование, ветеринария, санитарный контроль и таможенное администрирование), отказываясь признать беспокойство, связанное с таможенным тарифом, и отказываясь на него как-то влиять, предлагается механизм воздействия постфактум. То есть когда что-то произойдет, когда у вас заболит, тогда мы это с вами будем обсуждать. Механизм экспертных консультаций, механизм мониторинга и механизм проведения раз в год министерской встречи для того, чтобы как-то обсудить возникающие проблемы. Понятно, что этот механизм крайне негибкий и позволяющий отреагировать на проблему, может быть, в том времени, когда уже, так сказать, и обращающегося, наверное, в живых не будет…

В.ПУТИН: Она может быть и не признана, эта проблема, проблемой как таковой. Если они сейчас ее не признают в качестве проблемы, то и потом не признают.

А.УЛЮКАЕВ: Абсолютно. Вот это две принципиальных позиции: объект, о котором мы говорим, и механизм воздействия. Мы сейчас идем на министерскую встречу в Брюсселе с нашими коллегами. Еще раз мы собираемся подтвердить, мне кажется, совершенно правомерную нашу позицию. Ну и если не будет соответствующего понимания со стороны наших партнеров и коллег, у нас есть механизм защиты нашего производителя от тех рисков, которые здесь возникают.

В.ПУТИН: Будем надеяться, что на министерском уровне удастся достичь каких-то компромиссов, которые будут приемлемы для всех участников этого процесса - и для Евросоюза, и для Украины, и для России. Во всяком случае, я вас прошу такие компромиссы искать и проявлять определенную гибкость, разумеется, до определенных пределов, до определенных границ, через которые мы не можем переступать, имею в виду интересы наших товаропроизводителей и нашей экономики.

А.УЛЮКАЕВ: Владимир Владимирович, именно этим мы руководствовались до сих пор и будем руководствоваться на встрече в Брюсселе.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо.

Поделитесь