Западные бизнесмены научились частично обходить санкции против России
16 июня 2015 00:00:00

Перспективы бизнеса после первых санкций США и ЕС горячо обсуждались год назад на Петербургском форуме (ПМЭФ). После него Запад ввел еще и секторальные санкции: закрылись рынки капитала, недоступны стали технологии двойного и энергетического назначения.

Но за год выяснилось, что жизнь у работающих в России американских и европейских компаний – но не у банков – вполне сносная, пусть она и сопряжена с бóльшими рисками и сложностями. «Товары и услуги, в теории подпадающие под санкции, могут и поставляться. Компании находят обходные пути. И очевидно, что [некоторые западные правительства] закрывают на это глаза, – говорит Крис Уифер, основатель Macro-Advisory. – Думаю, основной посыл здесь такой: если не будешь слишком высовываться, все у тебя будет в порядке».

«Есть законные, полузаконные и незаконные способы [обхода санкций], и все они широко распространены», – согласен с Уифером высокопоставленный сотрудник зарубежной бизнес-ассоциации в Москве. По словам менеджеров двух иностранных компаний, они перенаправляют экспорт некоторых товаров в Россию через страны, не вводившие санкций: одна – через Турцию, вторая – через Бразилию.

Как рассказал менеджер европейской энергетической компании, ее конкуренты теперь выполняют на заводах в третьих странах заказы из России – иначе они подпали бы под ограничение на поставку продукции двойного назначения. В частности, по его словам, для этого используются заводы в Китае и Индии.

Один из наиболее популярных обходных путей – подпавшая под санкции российская компания создает специальную компанию для закупок на Западе. Как рассказал работающий в России менеджер французской компании, после того как его компания информировала российскую госкомпанию, что не может поставить ей запрошенное оборудование, с ней связалась другая российская компания: «Мы никогда не слышали ни о ней, ни о ее акционерах, но они попросили точно то же самое, что и госкомпания, они знали спецификацию, цену и с кем об этом разговаривать. Мы выяснили, что ни один акционер из реестра этой компании не входит ни в один черный список, хотя в общем-то мы можем догадываться, что тут происходит». «Тактика страуса», когда вы заявляете, что не знали конечного владельца, не работает», – предупреждает Брайан Цимблер, управляющий партнер американской юридической фирмы Morgan Lewis в Москве.

Доминик Сандерс, партнер британской юридической компании Linklaters в Москве, замечает: российских сотрудников иностранных компаний бывает сложно убедить не рисковать, им не понять, что их коллеги – граждане стран ЕС могут быть обвинены в уголовном преступлении.

В энергетическом секторе европейские власти недавно одобрили некоторые совместные проекты европейских и российских компаний; фактически они даже получат возможность работать в формально запрещенной Арктике.

На ПМЭФ может быть объявлено о покупке британской ВР у «Роснефти» 20% сибирского месторождения Таас-Юрях за $700 млн. Eni и Statoil разрешено продолжить проекты с «Роснефтью», а Shell, сотрудничающая с «Газпром нефтью» в «Салым петролеуме», получила согласие Нидерландов и на другие российские проекты.

Офис по контролю за иностранными активами министерства финансов США пояснил банкам и экспортерам, что российские компании, подпавшие под секторальные санкции, могут привлекать кредиты на срок до 30 дней. «Фактически это разрешение постоянно давать им кредиты в виде 30-дневных траншей», – говорит Цимблер.

Западные трейдинговые компании пользуются этим. «Мы настаиваем, чтобы между 30-дневными кредитами был перерыв в 3–5 дней, не хотим создавать впечатление, будто мы следуем только букве, а не духу [санкций], – сказал старший риск-менеджер иностранного банка в Москве. – Но некоторые нефтетрейдеры на такое не отвлекаются».

 

© Ведомости

Читайте также:
В 2014 году в Россию поступило $20 млрд прямых иностранных инвестиций

Поделитесь