Интервью немецкой деловой газете Handelsblatt

18 сентября 2014 00:00
Шохин Александр Николаевич
Шохин Александр Николаевич
Президент РСПП

Насколько успешным, по Вашему мнению, оказалось председательство России в «Большой двадцатке» и работа в рамках «Деловой двадцатки». Насколько важных решений удалось достичь, и какие главные предложения удалось разработать? Удалось ли наладить контакты с зарубежными партнерами?

Насколько успешным, по Вашему мнению, оказалось председательство России в «Большой двадцатке» и работа в рамках «Деловой двадцатки». Насколько важных решений удалось достичь, и какие главные предложения удалось разработать?  Удалось ли наладить контакты с зарубежными партнерами?

По отзывам наших коллег из В20, российское председательство было наиболее успешным за все время деятельности «Деловой двадцатки». Не умаляя достижений предшественников, отмечу, что по числу и активности участников, наше председательство не имеет равных. Число наших предложений, подготовленных в семи целевых группах, превысило 140. Более половины отражены в итоговых документах прошлогоднего Саммита «Группы двадцати».

Каждое из наших предложений по своему важно для бизнеса и власти,  поэтому было бы неправильно назвать какие-то главными, тем самым принижая остальные. Лучше адресовать тех, кто интересуется «Двадцаткой», к оригиналу -«Белой книге» с нашими рекомендациями глобальным лидерам, размещенной на сайте российского председательства.

Мы действовали и продолжаем работать в тесном контакте с коллегами из стран «Двадцатки», уделяя особое внимание партнерам по «Тройке»- полномочным представителям деловых кругов Мексики и Австралии. В итоге, пакет рекомендаций глобальным лидерам, одобренный на июльском Саммите В20 в Сиднее, во многом базируется на «Белой книге», переданной главам государств и правительств «Группы двадцати»  на  Саммите G20  в  сентябре 2014 г. в Санкт-Петербурге.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы наша линия была продолжена и в следующем году, когда председательство в «Двадцатке» перейдет к Турции.

Насколько важной становится роль таких организаций РСПП в условиях объявленной правительством масштабной программы по импортозамещению? Какие предложения подготовило РСПП в этой связи?

РСПП активно участвовало в подготовке ключевого для российской промышленности законопроекта «О промышленной политике в Российской Федерации». В каких-то вопросах проект является «рамочным», но он содержит и конкретные предложения по стимулированию бизнеса, например, появятся специальные инвестиционные контракты, которые будут получать серьезные налоговые преференции и пользоваться полноценной «дедушкиной оговоркой». Причем в концепции соответствующих подзаконных актов предварительно речь идет о том, что на статус специальных инвестиционных контрактов могут претендовать не только «гринфилды», но и «браунфилды».

Одна из самых острых проблем для бизнеса, решению которой РСПП уделяет огромное внимание – нехватка квалифицированных кадров. По результатам опроса, проведенного нами, 70 % компаний сталкиваются с дефицитом квалифицированных рабочих, более половины компаний – с нехваткой операторов машин и оборудования. Без радикальных изменений в кадровой сфере реализация программы импортозамещения просто невозможна.

Предпринимательское сообщество все активнее участвует в модернизации системы профессионального образования, создавая корпоративные университеты, оплачивая обучение студентов, финансируя модернизацию учреждений профессионального образования и передавая им технику. Важнейшее направление – подготовка профессиональных стандартов и развитие системы профессиональных квалификаций в Российской Федерации. При этом Национальный совет по профессиональным квалификациям – один из немногих рабочих и консультативных органов при Президенте России, который возглавляется представителем предпринимательского сообщества.

Ну и главное предложение РСПП – не повышать фискальную нагрузку на бизнес. Добиться этого оказалось сложнее всего, обсуждается целый ряд инициатив по повышению налогов и обязательных страховых платежей, но РСПП надеется убедить органы власти в необходимости стимулировать бизнес, а не ограничивать его развитие изъятием в бюджет все большего объема средств.

Некоторые экономисты предполагают, что российская экономика только выиграет из-за санкций - благодаря развитию импортозамещения. Считаете ли Вы эти надежды оправданными?

Для многих секторов, в частности, того же АПК, открывается дополнительное окно возможностей для «отвоевывания» потерянной части внутреннего рынка.

Кстати, ежемесячный индекс деловой среды РСПП последние несколько месяцев фиксирует улучшение ситуации со спросом на продукцию российских компаний. Отчасти сказывается эффект девальвации курса рубля в начале года, отчасти – ограничения на импорт, но в целом настроение бизнеса несколько улучшилось по сравнению с предыдущими месяцами, хотя и совсем немного недотягивает до положительной зоны (в августе значение Индекса составило 49,6 пунктов при нейтральной оценке 50 пунктов).

Вместе с тем, импортозамещение, особенно в отношении высокотехнологичной продукции, требует времени - эту задачу невозможно решить за пару месяцев. Но это не означает, что заниматься модернизацией российской промышленности и повышением ее инновационности можно когда-нибудь потом – потом будет поздно.

Как политическая нестабильность, связанная в том числе с украинским кризисом, отразилась на российском бизнесе? Можно ли сказать, что мы теряем своих традиционных партнеров или нет?

Нельзя сказать, что бизнес не пострадает от введения санкций. Два ключевых направления: привлечение финансовых ресурсов и новых технологий. По некоторым оценкам, ограничение доступа к долгосрочному финансированию уже сказалось на росте стоимости заимствований российских компаний на внешних рынках. Потенциал снижения капитализации российских компаний оценивается в 15–20% от уровня 16 июля 2014 г. (падение индекса ММВБ до уровня 1250–1180 пунктов).

Ограничение на экспорт технологий сложно оценить, но оно может иметь долгосрочные последствия для модернизации российской экономики. Есть партнеры, которые вынуждены приостановить проекты. В основном это касается новых инвестиционных проектов. Так «Роснано» в течение двух лет готовили одно из ключевых решений – создание фонда прямых инвестиций с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Планировалось, что инвестиции ЕБРР составят более $100 млн. В сегодняшней ситуации эти планы, скорее всего, не реализуются, что отразится на итоговых результатах по привлечению частных инвестиций и разработке новых технологий.
Однако есть традиционные партнеры, которые не планируют уходить с российского рынка, это и банки (Raiffeisenbank, Deutsche Bank, Morgan Stanley), и энергетические компании (Royal Dutch Shell, BP, E.ON Ruhrgas AG, Schneider Electric, Fortum Corporation), и производители техники, продуктов питания, оборудования (Philips, Nestle, Unilever, LG Electronics).

Многие западные компании опасаются, что Россия свернет на путь протекционизма и экономического изоляционизма. Можно ли сказать, что в России поменялся приоритет экономической политики?

Предпринимательское сообщество России активно взаимодействует со своими зарубежными коллегами, так что об изоляционизме речь не идет.

Поддержка национального бизнеса – нормальная практика для любой страны, главное, чтобы это не противоречило международным обязательствам. Россия очень долго присоединялась к ВТО и соблюдает взятые на себя обязательства. Мы должны использовать предоставляемые ВТО возможности, активно задействовать инструментарий ВТО в отношении торговых споров, например, антидемпинговых процедур. Несмотря на приостановление процесса присоединения России к ОЭСР, мы продолжаем реализацию плана законодательной работы по приведению российской нормативно-правовой базы в соответствие с нормами ОЭСР, считаем эту работу важной для российского бизнеса и иностранных компаний, работающих в России, поскольку создает общее нормативно-правовое пространство.

Безусловно, мы стремимся расширять сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, но это делается не взамен, в дополнение нашей линии на углубление партнерства с Европой.

Последние несколько лет экономический рост постоянно замедляется, с чем это связано и как государству переломить тенденцию?

К сожалению, снижение темпов экономического роста связано не только с не лучшей ситуацией в мировой экономике и новыми внешнеполитическими вызовами. Во многом существующие ограничения роста определяются структурными проблемами российской экономики и недостаточно благоприятным инвестиционным климатом.
Слишком велик уровень непредсказуемости при принятии стратегических решений даже там, где все зависит от органов власти, а не внешних факторов. Сохраняются уже упоминавшиеся проблемы с кадрами и высоким уровнем фискальной нагрузки. За последние годы снизилась озабоченность бизнеса проблемой коррупции, но она по-прежнему входит в топ-пять главных ограничителей для развития компаний. Не удалось в полном объеме ликвидировать административные барьеры.
Правда, некоторым регионам удалось создать более благоприятную среду для бизнеса, чем в целом по стране. В этом году четыре ведущих бизнес-объединения России, включая РСПП, и Агентство стратегических инициатив сформировали пилотный Национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации. Победителями стали Калужская, Ульяновская, Костромская области, Республика Татарстан, Красноярский край. В этом году в нем участвовал 21 регион, в следующем рейтинг будет развернут во всех субъектах РФ.

Учитывая, что во многом качество деловой среды зависит от региональных властей, рейтинг будет хорошим стимулом для губернаторов повысить активность по улучшению инвестиционного климата и ликвидации барьеров для развития бизнеса.

Россия планирует углублять связи со странами таможенного союза. Что это означает, по Вашему мнению, это для иностранных компаний и экспортеров в Россию.

Создание Таможенного союза и Евразийского экономического союза создает дополнительные возможности для иностранных компаний в виде расширяющегося рынка товаров, услуг, капитала и труда, функционирующего по общим правилам соответствующим правилам ВТО.

Как Вы относитесь к идее увеличить налоговую нагрузку, какой вариант, по Вашему мнению, предпочтительнее: возвращение налога с продаж или увеличение НДС до 20%? Как Вы оцениваете сложности с администрированием нового налога?

Принципиальный подход – налоговое бремя не стоит увеличивать в условиях сочетания непростой экономической ситуации и внешнеполитических рисков. Вместе с тем, если выбирать из «двух зол», введение налога с продаж выглядит более рискованным. К рискам ограничить возможности для динамичного развития компаний из-за сокращения производства продукции в результате падения спроса на внутреннем рынке и роста цен на товары и услуги добавляются проблемы с администрированием. При этом продавцы, уклоняющиеся от уплаты налога, будут иметь возможность или депинговать по сравнению с добросовестными компаниями, либо получать более высокую прибыль, не говоря о возможности повышения криминализации экономики и ухода компаний «в тень».

Несмотря на необходимость решить проблему несбалансированности региональных бюджетов, введение налога с продаж не позволит достичь поставленной цели. Поступления от налога будут сконцентрированы в экономически успешных регионах, а значит, он не решает проблемы дефицитности бюджетов субъектов РФ.

Соответствующий законопроект предусматривает, что налоговая база определяется как стоимость реализованных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из применяемых цен с учетом налога на добавленную стоимость и акцизов (для подакцизных товаров), что означает возврат к практике двойного налогообложения. Чрезвычайно узок спектр товаров, которые предполагается вывести из-под налогообложения, а развитие дистанционной торговли серьезно усложняет определение места совершения сделки.

Но это не единственная опасная налоговая инициатива – большие риски бизнес видит в предложении провести переоценку полностью самортизированных основных фондов для возможного налогообложения такого имущества. Понятно стремление государства стимулировать вывод устаревшего оборудования, но в результате под увеличение налоговой нагрузки попадают компании, модернизировавшие основные средства и применявшие ускоренную амортизацию. Дополнительные риски создает ограниченный доступ к длинным и дешевым деньгам (особенно в условиях сокращения заимствований на зарубежных рынках) – компании просто не будут иметь возможности провести модернизацию.

При этом уже с 2015 года предполагается повысить водный налог, налог на дивиденды, ввести в действие закон о контролируемых иностранных компаниях, по тексту которого сохраняются концептуальные разногласия между бизнесом и Минфином России.

Мы считаем, что необходимо реализовать публично заявленный принцип стабильности уровня налоговой нагрузки до 2018 года.

 

Новое приложение о России на немецком языке поможет поддержать российско-германские экономические отношения

© Handelsblatt

Поделитесь