Отрасль стоит на пороге революции

6 апреля 2011 00:00
Станкевич Юрий Аркадьевич
Станкевич Юрий Аркадьевич
Член Комитета по энергетике Государственной Думы РФ

Как известно, правительство России заявило о необходимости пересмотра Концепции долгосрочного социально-экономического развития России "Стратегия-2020". Необходима ли в этой связи корректировка проводимой политики в энергетической сфере? На этот и другие вопросы отвечает Юрий Станкевич, заместитель председателя Комитета РСПП по энергетической политике и энергоэффективности.

Как известно, правительство России заявило о необходимости пересмотра Концепции долгосрочного социально-экономического развития России "Стратегия-2020". Необходима ли в этой связи корректировка проводимой политики в энергетической сфере? На этот и другие вопросы отвечает Юрий Станкевич, Заместитель Председателя Комитета РСПП по энергетической политике и энергоэффективности.

Государственная энергетическая политика , базовым документом которой является Энергетическая стратегия России на период до 2030 г., ориентирована на наращивание добычи ископаемого топлива и энергетических мощностей. В частности, в период принятия Энергетической стратегии и Стратегии-2020 (2008 год) к приоритетам развития были отнесены проекты строительства трубопроводов, значительные инвестиции в разработку месторождений и развитие транспортной инфраструктуры, формирование новых крупных центров добычи нефти и газа, внедрение перспективных технологий переработки углеводородного сырья. При этом недостаточное внимание уделено созданию энергетики будущего - "умным сетям", управлению энергопотреблением, технологическому энергосбережению, децентрализации энергоснабжения.

Вместе с тем международные и российские экспертные организации ( МЭА , Институт энергетической стратегии, Институт энергетики и финансов и др.) все чаще приходят к выводу, что развитие мировой энергетики в ближайшие 20-30 лет будет происходить по инновационному сценарию, предполагающему формирование энергетики нового типа. Современные технологии производства и управления энергией будут распространяться от лидирующих стран на развивающиеся экономики, тем самым снижая уровень энергоемкости в мире в целом. В частности, генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, выступая в 2010 году на заседании Генассамблеи в Нью-Йорке, призвал кардинально повысить эффективность использования энергии и снизить энергоемкость мирового ВВП к 2050 году на 50%.

Разделяя это мнение, правительство России с 2008 года предпринимает последовательные шаги по созданию правовых, организационных, технологических и финансовых механизмов повышения энергоэффективности. Существующий сегодня инновационный потенциал позволяет использовать возможности для радикального повышения эффективности национальной энергетики и экономики в целом.

Какие тенденции, на ваш взгляд, будут определять облик мировой энергетики в средне- и долгосрочной перспективе?
Во-первых, развитие мировых технологий, направленных на снижение энергоемкости и поиск нетрадиционных (альтернативных) источников, включая возможности более широкого использования газа и угля, снижает долю нефти в общем энергобалансе. В этой связи зависимость мировой экономики, включая транспорт, от нефти может существенно снизиться.

Во-вторых, бум в сфере возобновляемой энергетики продолжится и будет "давить" на цены на нефть. В-третьих, растущий мировой спрос на энергию в целом столкнется с существенными ограничениями со стороны предложения по нефти. Лидирующие государства будут усиливать климатическую политику и развивать рынки CO2.

Что касается геополитического значения нефтяной отрасли, то оно снизится (уже идут дискуссии об окончании "нефтяной эпохи"), а ее использование как инструмента политического давления станет невозможным.

Какие риски в связи с этим возникают у России?

Замедление экономического роста, невостребованность экспорта и инвестиций, технологическое отставание. Все это диктует жесткие требования о необходимости модернизации энергетики, снижения зависимости от поставок нефти, ускоренного развития возобновляемой энергетики.

По некоторым оценкам, потребление нефти в мире после 2020 года начнет снижаться и к 2050 году может достичь 30% от современного уровня. Серьезные изменения претерпит структура автопарка - важнейшего потребителя нефти.
Какова она, мировая энергетика будущего?

Анализ технологического развития демонстрирует, что мировая энергетика стоит на пороге революции, результатом которой может стать переход к новой модели энергетического развития (от производства, передачи и потребления больших объемов энергии к так называемой постиндустриальной энергетике). Новый облик мировой энергетики предполагает увеличение в энергобалансе доли атомной и возобновляемой энергии, ее децентрализацию и создание новых технологий передачи и управления. Основные векторы энергетической революции - широкое распространение технологий энергосбережения, интеграция энергетики в техносферу, распространение ВИЭ, развитие энергосервисных и энергосберегающих услуг, создание "умных сетей" и энергоинформационных систем.

Развитие энергетики по данному сценарию создает для России серьезные риски технологического отставания, которые сегодня практически не учитываются в государственной энергетической политике. В этой связи корректировка проводимой политики представляется необходимой. В качестве первоочередных шагов, отвечающих интересам построения инновационной модели российской экономики, следует рассмотреть вопросы технологической модернизации традиционных отраслей энергетики, интеграции российской энергетики в мировую, подготовки базы для перехода к неуглеродной энергетике, снижения зависимости от экспорта углеводородов.

/Российская газета  72(5448)  06.04.2011/ 

Поделитесь